Admin Control Panel 

 Новый постСообщенияНастройкиДизайнHTMLКомментарииAdSenseСтатистикаВыход 
Drop Down MenusCSS Drop Down MenuPure CSS Dropdown Menu

среда, 22 февраля 2017 г.

Русов С. Донецкие углекопы (Вестник Европы 1888 Кн.6)

Донецкий бассейн. Углекопы в шахте — Bassin du Donetz. Mineurs au fond
Открытое письмо. Изд. В.Ф. Новикова. Начало XX в.
«Вестник Европы» — русский ежемесячный журнал, выходивший в Москве в 1866-1918 (в 1866-1867 по 4 т. в год). Редактор-издатель М.М. Стасюлевич (по 1908 год), с 1909 года – издатель М.М. Ковалевский, редактор К.К. Арсеньев, с 1913 года по март 1918 (до закрытия журнала) редактор-издатель Д.Н. Овсянико-Куликовский. Первые два года «Вестник Европы» был научным историческим журналом, в дальнейшем появились в нем отделы внутренней и внешней политики и литературы.


Русов С. Донецкие углекопы. По местным данным / Донецкие углекопы: По местным данным // Вестн. Европы. – 1888. – Кн.6. – С. 493-515

Александр Александрович Русов (7 (19) февраля 1847, Киев — 8 октября 1915, Саратов) — украинский земский статистик, этнограф, фольклорист и общественный деятель. В 1882—1892 гг. возглавлял оценочно-статистическую работу в Херсонской и Харьковской губерниях. Автор около 40 научных трудов и многочисленных статей.


ДОНЕЦКІЕ УГЛЕКОПЫ

По мѣстнымъ даннымъ

  Въ нашей литературѣ найдется не много работъ, посвященныхъ русской каменноугольной промышленности вообще, но еще менѣе можно найти такихъ, предметомъ которыхъ было бы изученіе быта горнорабочихъ, условій ихъ труда и проч. Исключеніе въ этомъ отношеніи составляютъ нѣкоторыя земско-статистическія изданія, по временамъ приподнимающія ту завѣсу, за которой скрыто отъ глазъ публики все, что происходитъ въ этой области. Но эти изданія, какъ спеціальныя, несмотря на заключающійся въ нихъ богатѣйшій матеріалъ, имѣютъ крайне ограниченный кругъ читателей и большинству публики почти недоступны.

  Желая хоть отчасти ознакомить читателей съ условіями жизни русскихъ углекоповъ, мы воспользуемся недавно вышедшимъ въ свѣтъ статистическимъ сборникомъ по славяносербскому уѣзду екатеринославской губ. и попытаемся, главнымъ образомъ, на основаніи имѣющагося въ немъ матеріала, обрисовать положеніе углекоповъ въ одномъ изъ уголковъ Россіи, что дастъ намъ возможность судить и о болѣе обширномъ районѣ, именно о всемъ донецкомъ бассейнѣ, ибо "общія условія на славяносербскихъ и маріупольскихъ шахтахъ одинаковы съ условіями на бахмутскихъ рудникахъ", какъ свидѣтельствуетъ II-й томъ "Сборника статистическихъ свѣденій по екатеринославской губерніи", причемъ придется, хотя бы и бѣгло, коснуться также общаго положенія каменноугольной промышленности въ названномъ районѣ.

  Возникнувъ въ концѣ прошлаго столѣтія, каменноугольная промышленность медленно, но непрерывно развивалась въ славяносербскомъ уѣздѣ, южная часть котораго представляетъ обширныя залежи минеральнаго топлива. Въ настоящее время (* Свѣденія Сборника относятся къ лѣту 1885 года.) разработка угля производится въ этомъ уѣздѣ въ двадцати волостяхъ изъ тридцати-двухъ.

  Наибольшимъ оживленіемъ отличаются послѣдніе годы. Изъ 24-хъ нынѣ дѣйствующихъ предпринимательскихъ рудниковъ, о времени возникновенія которыхъ составителямъ Сборника удалось собрать точныя свѣденія, въ двѣнадцати разработка угля началась въ 80-хъ годахъ, а 10 рудниковъ открыто уже въ 70-хъ; — вообще эта промышленность получила болѣе серьезные размѣры именно въ послѣднее время.

  Частныхъ рудниковъ въ 1885 г. насчитывалось 26, и въ нихъ 56 дѣйствующихъ шахтъ. Сверхъ того, въ 17 волостяхъ имѣется болѣе сотни крестьянскихъ, въ которыхъ добываніе угля производится кустарнымъ способомъ. Общая производительность занимающей насъ промышленности въ славяносербскомъ уѣздѣ въ томъ же году достигала почти двадцати-пяти милліоновъ пудовъ различныхъ сортовъ угля, начиная съ антрацитовъ, не уступающихъ своими качествами, по опредѣленію экспертовъ, лучшимъ сортамъ привознаго англійскаго угля, до такъ-называемаго "курнаго", на сумму 1.245.000 рублей.

  Славяносербская каменноугольная промышленность, какъ по внѣшнимъ формамъ, такъ еще болѣе по своему внутреннему характеру, распадается на два рѣзво обособленные типа: рудники частновладѣльческіе, принадлежащіе акціонернымъ компаніямъ, помѣщикамъ, купцамъ,— и копи крестьянскія, собственниками которыхъ являются артели мѣстныхъ крестьянъ. Въ первыхъ разработка залежей производится трудомъ наемныхъ рабочихъ; во вторыхъ — уголь добывается почти исключительно самостоятельными артелями углекоповъ. Тамъ трудъ и капиталъ вполнѣ разъединены между собой, и рабочему нѣтъ никакого дѣла до дальнѣйшей судьбы добытаго имъ продукта; здѣсь — прямо обратное: капиталъ (шахты и нехитрыя крестьянскія орудія) соединены въ одномъ лицѣ — артели, живо заинтересованной качествомъ добытаго угля, мѣстомъ сбыта, рыночными цѣнами и проч. Различіе полное и совершенное.

  Остановимся нѣсколько подробнѣе на внутренней организаціи и характерныхъ особенностяхъ того и другого типа.

  Изъ 26 предпринимательскихъ рудниковъ только пять находятся на собственной землѣ владѣльцевъ; всѣ же остальные — на участкахъ, арендуемыхъ у помѣщиковъ и крестьянскихъ обществъ; послѣднимъ принадлежитъ болѣе 42% земель, на которыхъ производится упомянутая разработка угля.

  Крестьянами уголь разработывается также частью на своихъ общественныхъ дачахъ, отведенныхъ имъ въ надѣлъ (въ 19 селеніяхъ изъ 30); частью же помѣщичьи экономіи предоставляютъ имъ право разработки на владѣльческихъ земляхъ, на различныхъ условіяхъ, о которыхъ скажемъ ниже.

  Общественными землями крестьяне пользуются не вездѣ на однихъ и тѣхъ же началахъ. Такъ, общины бывшихъ помѣщичьихъ крестьянъ предоставляютъ каждому своему члену право разработки нѣдръ земли, исходя изъ того взгляда, что всякій членъ общества имѣетъ право на пользованіе общинными землями, а слѣдовательно и ихъ нѣдрами, почему каждый можетъ заложить шахту. Нерѣдко даже шахта, открытая однимъ лицомъ — говорятъ составители Сборника — становится общественнымъ достояніемъ: каждый можетъ накопать въ ней угля для своихъ хозяйственныхъ цѣлей и домашняго употребленія. Вообще же преимущественное право первой разработки предоставляется производившимъ развѣдки и открывшимъ мѣсторожденіе минеральнаго топлива.

  Общины государственныхъ крестьянъ также позволяютъ своимъ членамъ разработывать нѣдра. Шахта, заложенная кѣмъ-либо изъ общинниковъ, "считается нѣкоторымъ образомъ его собственностью"; добывать въ ней уголь можетъ только одинъ онъ, всякій другой долженъ испросить разрѣшеніе хозяина, который "имѣетъ даже право продать шахту другому лицу". Такое отношеніе крестьянъ къ праву на разработку нѣдръ общинной земли, очевидно, вытекаетъ изъ усвоеннаго ими взгляда на землю и, въ частности, на трудъ, какъ источникъ всякой собственности.

  Въ нѣкоторыхъ общинахъ міръ беретъ извѣстную плату съ однообщественниковъ, добывающихъ каменный уголь. Плата взимается обыкновенно продуктомъ, т.-е. собственникъ шахты — артель горнорабочихъ — обязывается доставлять обществу извѣстное количество угля на мірскія нужды — отопленіе общественныхъ зданій. О размѣрахъ этого обложенія крестьянскихъ шахтъ можно судить по слѣдующимъ примѣрамъ: одно общество беретъ съ каждой артели по 25 пуд. угля; въ другомъ — каждая изъ 10 существующихъ артелей вноситъ въ волость по 200 пудовъ.

  На частновладѣльческихъ земляхъ крестьяне пріобрѣтаютъ право разработки шахтъ или на условіяхъ уступки извѣстной доли, иногда половины добытаго продукта, въ пользу собственника копей, или на условіяхъ сдачи владѣльцу всего добываемаго угля по заранѣе опредѣленной цѣнѣ, обыкновенно отъ 2 до 5 коп. съ пуда. Въ одномъ случаѣ (въ экономіи баронессы Икскуль-Гильдебрандъ) четыре артели крестьянъ пользуются правомъ разработки шахтъ въ теченіе шести дней за 400 пуд. угля; въ дер. Богодаровкѣ одинъ крестьянинъ покупаетъ у владѣльца право добычи за 8.000 п. угля въ годъ, и уже отъ себя передаетъ это право артелямъ изъ половинной доли. Наиболѣе любопытный случай въ с. Георгіевскомъ, гдѣ общество, арендуя у землевладѣлицы участокъ земли за 5.000 р., отъ себя отдаетъ право разработки нѣдръ восьми артелямъ углекоповъ по цѣнѣ отъ 340 до 30 р. за шахту.

  Частновладѣльческія и крестьянскія копи значительно разнятся между собой въ отношеніи размѣровъ производства, глубины рудниковъ, самаго способа добыванія угля и проч. Глубина частновладѣльческихъ шахтъ колеблется между 12 и 45 саж., а въ одномъ рудникѣ достигаетъ даже 60 саж.; длина подземныхъ ходовъ и галерей простирается до 400—500 и болѣе саженъ. Въ крестьянскихъ — все это миніатюрнѣе: глубина не превышаетъ 20 саж.; попадаются же и такія шахты, гдѣ она не превосходитъ 2½ саж., галереи не бываютъ длиннѣе 30 саж. Вслѣдствіе ничтожныхъ размѣровъ, крестьянскія шахты у мѣстнаго населенія носятъ характерное названіе "ямъ" и "дудокъ".

  Что касается стоимости тѣхъ и другихъ шахтъ, то здѣсь разница еще замѣтнѣе. Вотъ нѣсколько относящихся сюда цифръ изъ Сборника. Въ шахтѣ при д. Орѣховкѣ крестьяне употребили около мѣсяца на развѣдки. Напавши на слѣдъ угля, артель заложила шахту съ поверхности въ 11 четвертей длины и 7 ширины, въ глубину же 10 саж. Для "выкопки" нанимали со стороны грабарей. Считая и свой трудъ, артель цѣнитъ проходку шахты по 40 р. съ сажени или 400 р. за всю работу. Устройство коннаго привода обошлось въ 50 р.; столько же было заплачено за канатъ. Вотъ и всѣ предварительные расходы артели. При ручномъ способѣ подъема угля на поверхность затраты еще значительно совращаются — ручной воротъ стоитъ всего 5 р., канатъ въ нему также 5 р.

  Иная картина на частныхъ промыслахъ. Марьевскій рудникъ, напр., затратилъ: на каменное надшахтное зданіе 80 т. руб., углеподъемную машину — 60 тыс., камеронъ блока — 30 т., и т. д. Каменскій рудникъ на устройство нѣсколькихъ шахтъ расходуетъ 38 тысячъ; Голубевскій на тотъ же предметъ — 30 тыс. Въ 17 владѣльческихъ шахтахъ работаетъ паръ; во многихъ по подземнымъ галереямъ проложены рельсы, по которымъ ходятъ вагончики съ углемъ, и т. д.

  Излишне, конечно, говорить о паровыхъ двигателяхъ и другихъ техническихъ усовершенствованіяхъ въ крестьянскихъ копяхъ—здѣсь часто артель не въ силахъ пріобрѣсти коннаго привода и принуждена на собственныхъ мускулахъ извлекать уголь изъ глубины шахты. Мизерные размѣры крестьянскихъ копей и нищенская обстановка работъ легко объясняются, съ одной стороны, значительной стоимостью шахтныхъ работъ, а съ другой, невозможностью для крестьянской артели затрачивать на устройство ихъ большія суммы.

  Обратимся теперь отъ этой бѣглой характеристики каменноугольной промышленности въ славяносербскомъ уѣздѣ къ изученію положенія труда, т.-е. къ главному предмету настоящей статьи.

[...]

Комментариев нет:

Отправить комментарий