Admin Control Panel 

 Новый постСообщенияНастройкиДизайнHTMLКомментарииAdSenseСтатистикаВыход 
Drop Down MenusCSS Drop Down MenuPure CSS Dropdown Menu

суббота, 4 июня 2016 г.

Горлов П.Н. История горно-заводского дела на территории Донецкого кряжа и вблизи Керчи (1696 - 1859 гг.)


Горлов Пётр Николаевич (1839 - 1915) — российский горный инженер, общественный деятель, исследователь угольных месторождений Донбасса, Кавказа, Уссурийского края и Средней Азии, организатор горного производства в этих регионах.

В 1859 году Петр Николаевич окончил петербургский институт Корпуса горных инженеров. Имя его было занесено на золотую доску. С этого времени в течение четверти века он трудился в Донецком каменноугольном бассейне, где разведывал и разрабатывал угольные месторождения, строил шахты. Начав со службы на Лисичанском руднике, продолжил трудовую деятельность в Области Войска Донского, где участвовал в строительстве Грушевского рудника; был устроителем и смотрителем водоотлива на нем. В 1868 году П.Н. Горлов был приглашен для устройства рудников и копей вдоль линии строившейся Курско-Харьковско-Азовской железной дороги. Он убедил строителя дороги С.С. Полякова купить участок угленосной земли у крестьян с. Железного, на котором усовершенствовал добычу угля на двух бывших крестьянских шахтах. В 1871-1873 годах Петр Николаевич закладывает на этом месте мощную капитальную шахту "Корсунская копь" (совр. ш-та "Кочегарка"), которая по техническому оснащению и организации горных работ была одной из лучших шахт Донбасса.
Возникший около "Корсунской копи" горнозаводской поселок и железнодорожная станция Корсунь в середине 1880-х были названы в честь П.Н. Горлова – Горловкой.
По инициативе Горлова в 1878 году в Горловке было открыто второе в Донбассе учебное заведение для подготовки специалистов угольной промышленности - Горное училище имени С.С.Полякова.
С конца 1870-х до середины 1880-х П.Н. Горлов жил в Харькове, где неоднократно избирался гласным Городской Думы и председателем городских технических комиссий; участвовал в проектировании зданий Харьковской биржи и Харьковского Дома, где заседала Дума.
Немало сделал П.Н. Горлов для развития Донецкого угольного бассейна, как один из учредителей и деятелей Съезда горнопромышленников Юга России, и как член Императорского Русского технического общества.
"За отлично-усердную службу и особые труды" Петр Николаевич в 1874 году был награжден орденом Святого Станислава 2-й степени, а за особые заслуги после участия во Всероссийской промышленно-художественной выставке 1882 года – орденом Святой Анны 2-й степени. Его многолетняя плодотворная деятельность в Донбассе завершилась выходом на пенсию "с мундиром" в 1884 году. В 1885-1892 годах П.Н. Горлов разрабатывал Тквибульское угольное месторождение на Кавказе.
В 1892-1895 годах служил на Уссурийской железной дороге, где по его проекту были остановлены сплавы грунта под железнодорожными насыпями и искусственными сооружениями дороги. В 1892-1900 годах занимался разведкой и разработкой открытых им здесь угольных месторождений. Во Владивостоке по инициативе Горлова было открыто отделение Императорского Русского технического общества, которое он возглавлял до отъезда с Дальнего Востока.
В 1901-1903 годах Петр Николаевич служил на Средне-Азиатской железной дороге. Здесь он занимался проблемами водоснабжения: разрабатывал источники, углублял опускные колодцы, ввел очистку воды через пески дна в Чардуже (этим способом он предлагал позже очищать воды Невы); исследовал провалы поверхности на Оренбург-Ташкенской железной дороге, чем прекратил строительство обходной дороги; составил "Описание каменноугольных месторождений Туркестанского края".
В 1904 году, когда началась русско-японская война, П.Н. Горлов был экстренно приглашен правительством в Маньчжурию, где внес значительный вклад в развитие угольной промышленности.

Последние годы жизни П.Н. Горлов провёл в Санкт-Петербурге, работая в департаменте горного дела, где занимался консультациями по частным горным делам Дальнего Востока. Именно в это время он берётся за написание труда «История горнозаводского дела на территории Донецкого кряжа и вблизи Керчи», но он так и не был закончен. 20 ноября 1915 года Петр Николаевич Горлов скончался в Петрограде в возрасте 76 лет из-за крупозного воспаления лёгких. Первая часть этого труда в 1915 году была опубликована в журнале «Горно-заводское дело» (еженедельное издание Совета Съезда горнопромышленников юга России, под редакцией Председателя Совета Съезда Н.Ф. Дитмара. С 1888 по 1909 гг. журнал выходил под названием «Горно-заводской листок». С 1880 по 1887 гг. – «Южно-русский горный листок».)


Горлов П. История горно-заводского дела на территории Донецкого кряжа и вблизи Керчи (1696 - 1859 гг.) // Горно-заводское дело: еженедельное издание. — Харьков: Издание Совета Съезда горнопромышленников юга России, 1915 г.


Исторія горнозаводскаго дѣла на территоріи Донецкаго кряжа и вблизи Керчи.
(1696 - 1859 г.г.). 

Горно-заводское дело №27 1915 г. - с. 11352 -11361

Вступленіе

  При написаніи "Исторіи горнаго дѣла на территоріи Донецкаго кряжа и около Керчи" въ періодъ отъ начала до 1885 года я подраздѣлилъ трудъ на двѣ части: 1-я часть мной составлена по документамъ и слухамъ отъ тѣхъ дѣятелей, съ которыми я лично встрѣчался, 2-я же часть мной составляется по документамъ и воспоминаніямъ, такъ какъ съ 1859 года по 1885 годъ я лично принималъ участіе въ нѣкоторыхъ дѣлахъ.
П. Горловъ.
25 ноября 1914 г.
Часть первая.

  Лѣтомъ 1696 года, по взятіи Азова, Петръ Великій возвращался въ Москву. Дорога шла поперекъ Донецкаго кряжа; во время остановки, при рѣкѣ Кальміусѣ, ему былъ показанъ черный минералъ, осмотрѣвъ который, Государь изрекъ:
  "Сей минералъ, если не намъ, то нашимъ потомкамъ полезенъ будетъ". Объ этомъ преданіи сообщаетъ Ковалевскій (* "Горн. Журн. 1829 г. ч.1, стр. 1, и Ле-Пле. изслѣдования 1837-39 г.).
  Это было предвидѣніе Великаго человѣка, которое еще нельзя принять за начало дѣла.
  Во всякой странѣ, нѣдра которой содержатъ продукты, необходимые для жизни, возникаютъ кустарные промыслы. Такъ было, конечно, и въ Южной Россіи: изъ соляныхъ источниковъ около Славянска уже издавна мѣстные жители вываривали соль. Въ 1701 г. казаки Изюмскаго Малороссійскаго полка начали вываривать соль изъ воды источниковъ около Бахмута.
  Петръ Великій въ 1715 году посѣтилъ Бахмутскую крѣпостцу и, узнавъ о томъ, что въ окрестностяхъ ея есть соляные источники, повелѣлъ зачислить ихъ въ казенную собственность.
  Итакъ, первое горное дѣло, которое получило государственное значеніе на югѣ Россіи, было соляное дѣло въ Бахмутѣ въ 1715 г.
  Послѣ приведеннаго изреченія Петра прошло цѣлое столѣтіе, и только въ концѣ XVII вѣка въ Россіи начали смотрѣть на каменный уголь, какъ на полезный минералъ.
  Въ Бельгіи это произошло въ 1190 году и въ Англіи въ 1550 году. Изъ дѣла видно (* Ковалевскій, "Горн. Журн." 1829 г.. ч.1., стр. 34), что въ 1790 году на Донецъ былъ командированъ отъ Черноморскаго флота горный офицеръ Аврамовъ для добычи каменнаго угля, что онъ добывалъ уголь въ Лисичанскѣ и сплавлялъ его по Донцу.
  Извѣстія о томъ, что во многихъ мѣстахъ по рѣкѣ Донцу и его притокамъ встрѣчены выходы каменнаго угля и желѣзныхъ рудъ, доходили до Петрограда, куда, конечно, привозились и образцы. Въ 1792 году образцы были доставлены графу Зубову. Между тѣмъ потребность въ чугунѣ и желѣзѣ въ южной Россіи возрастала. Правительство было озабочено доставкой къ предѣламъ Турціи пушекъ и снарядовъ, необходимыхъ для веденія безпрестанныхъ войнъ, а всѣ эти матеріалы и издѣлія доставлялись издалека — съ Урала.
  Приведенныя обстоятельства не могли быть упущены изъ виду правительствомъ, и оно начало дѣйствовать.
  Полномочный въ то время генералъ-фельд-цехмейстеръ, графъ Зубовъ, 14 ноября 1795 г. исходатайствовалъ повелѣніе Императрицы Екатерины Великой на устройство завода въ Екатеринославскомъ намѣстничествѣ.
  Привести въ исполненіе повелѣніе было приказано дѣйствительному статскому совѣтнику Гаскойну, состоявшему въ то время директоромъ Олонецкаго и Петрозаводскаго заводовъ.
  Бахмутскій и Донецкій уѣзды было поручено изслѣдовать въ отношеніи ихъ минеральныхъ богатствъ надворному совѣтнику Аврамову, тому самому, который производилъ работы въ 1790 году въ Лисичанскѣ.
  Итакъ, переходъ отъ слова Великаго Петра къ дѣлу совершился 14-го ноября 1795 года Екатериной Великой. День этотъ и слѣдуетъ считать началомъ горно-заводскаго дѣла на югѣ Россіи.
  Въ распоряженіе Гасконна были предоставлены громадныя по тому времени средства, а именно:

  Палата Екатеринославскаго намѣстничества должна была отпустить:
а) 650.000 руб. на устройство завода.
б) Отпускать ежегодно на содержаніе завода 90.000 руб. Вмѣстѣ съ тѣмъ назначены въ распоряженіе Гасконна:

а) пѣхотная рота для производства земляныхъ работъ;
б) 100 мастеровыхъ переведено изъ Александровскаго завода и 300 мастеровыхъ переведено изъ Липецкаго завода. Всего отъ 500 до 600.

  Горное Управленіе учреждено въ Екатеринославѣ.
  Гасконнъ для завода избралъ мѣсто на р. Лугани.
  Для снабженія завода каменнымъ углемъ онъ основалъ рудникъ около сел. Лисичанска, а желѣзныя руды предположилъ добывать главнымъ образомъ въ окрестностяхъ сел. Городища.
  Въ періодъ съ 1797 г. по 1839 г. вся горная промышленность юга Россіи группировалась около Луганскаго завода, а потому и ея исторія тѣсно связана съ исторіею вновь учрежденнаго Луганскаго горнаго округа.
  Въ немъ сосредоточена активная дѣятельность, и онъ вліяетъ на возникновеніе и развитіе производствъ, хотя незначительныхъ по продуктивности, но важныхъ по ихъ значенію въ будущемъ.

1. Луганскій горный округъ. 1797—1818 г.г.

1. Луганскій заводъ.

Гасконнъ, располагая большими средствами и полномочіями, прибылъ въ Екатеринославское намѣстничество въ 1795 г.

Ему предстояло:
1) найти пригодный каменный уголь,
2) желѣзную руду и
3) избрать мѣсто для завода.

  Отыскивать уголь онъ и не подумалъ: Лисичанское мѣсторожденіе было уже извъстно, оно богато по содержанію мощныхъ пластовъ, расположено весьма удобно для проведенія неглубокихъ шахтъ и водоспускныхъ штолень и притомъ расположено на берегу р. Донца, который признавалось весьма легкимъ сдѣлать судоходнымъ, если не по всему его протяженію до Дона, то до Луганской станицы. Гасконнъ родомъ изъ Шотландіи, очевидно, нашелъ что-то родное въ Лисичанскомъ мѣсторожденіи и, не имѣя надлежащихъ свѣдѣній о выплавкѣ чугуна на минеральномъ топливѣ, рѣшился въ 1795 году основать Лисичанскій каменноугольный рудникъ (* 1827 г., Ковалевскій, "Горн. Журн.", ч. 1, к. 1 стр 54).
  Обиліе розсыпей желѣзныхъ рудъ (бураго желѣзняка) по кряжамъ и въ особеннности вблизи сел. Городище, Нагольное, Ровеньки и далѣе позволяло надѣяться на обиліе желѣзныхъ рудъ.
  Для завода оставалось только отыскать движущую силу, и она была найдена — р. Лугань представляла удобство: воду ея можно было поднять плотиной и образовать запасные пруды, какъ резервъ для дѣйствія завода во время засухъ.
  Мѣсто было выбрано въ 15 верстахъ отъ устья Лугани и сооружаемый заводъ названъ "Луганскимъ".
  Въ 1797 г. Бергъ-Коллегія подъ предсѣдательствомъ тайнаго совѣтника Соймонова по соглашенію съ Гаскойномъ нѣсколько измѣнила условія для сооруженія завода.
  Ассигнованная сумма была уменьшена — вмѣсто 650.000 руб. назначено всего 553.000. но вмѣсто 97.000 позволено было: перевести изъ Херсонскаго завода 280 душъ мастеровыхъ, нѣкоторые лѣса по Дону зачислить въ заводскую собственность, а также Луганскому заводу отдали чугунъ Липецкаго завода и негодныя орудія и снаряды изъ южныхъ крѣпостей.
  Въ 1799 г. началась выплавка чугуна, но продолжалась недолго: годнаго чугуна не получили, и доменную печь пришлось выдуть.
  Для производства дѣлъ сначала въ Екатеринославѣ была учреждена Горная Экспедиція, которая въ 1798 году замѣнена Горнымъ Управленіемъ съ перенесеніемъ дѣлопроизводства въ Луганскій заводъ. Позднѣе, а именно въ 1828 году, Горное Управленіе переименовано въ Главную Контору съ подчиненіемъ ея Начальнику завода.
— —
  При Гаскойнѣ попытки получить чугунъ продолжались, но въ 1804 году онъ умеръ. Заступившій его мѣсто оберъ-бергауптманъ Нилусъ въ 1806 году, указывая на непригодность мѣстныхъ рудъ, а, слѣдовательно, и на безнадежность имѣть мѣстный чугунъ, испросилъ разрѣшеніе Горнаго Департамента на покупку чугуна на Уральскихъ заводахъ для выплавки издѣлій для мѣстной потребности и для исполненія заказовъ военнаго вѣдомства.
  Съ этого времени Луганскій заводъ дѣлается спеціально перерабатывающимъ заводомъ. Время отъ времени повторялись опыты выплавки изъ разныхъ рудъ при употребленіи разныхъ горючихъ матеріаловъ, но постоянной выплавки установить не удалось.
— —
  Луганскій заводъ, какъ передѣльный, и прекрасно устроенное при немъ селеніе горнорабочихъ, требовали отопленія, и Лисичанскій рудникъ снабжалъ заводъ топливомъ.
  Изъ Лисичанска приходилось подвозить уголь къ заводу на подводахъ, а не сплавомъ по Донцу, какъ предполагалось; разстояніе отъ Лисичанска до завода изрядное - 80 верстъ; нужно было организовать подвозъ, и онъ былъ организованъ въ 1799 году.
  Перевозку сдѣлали обязательной для крестьянъ селъ: Городища, Петропавловска, Орѣхова и Хвощевки. (Въ 1811 году крестьяне начали подавать жалобы на тягость такого назначенія).
  Въ 1819 г. Комитетъ Министровъ призналъ, что повинность, возложенная на крестьянъ, дѣйствительно тягостна, и Высочайшимъ повелѣніемъ 10 января 1821 г. они отъ нея были освобождены.
  Луганскій заводъ нужно было компенсировать и для этого къ нему приписали крестьянъ "Третьей роты" и "Каменнаго брода" непремѣнными работниками, съ правами таковыхъ-же рабочихъ Уральскихъ и Олонецкихъ заводовъ.
— —
  Во время Отечественной войны (1812— 1815 г.) Луганскій заводъ исполнялъ дѣло литейнаго завода: отливалъ пушки и снаряды, и, конечно, не было времени не только дѣйствовать, но и думать о его первоначальномъ назначеніи, но когда наступило мирное время начали изучать страну въ геогностическомъ отношеніи и приступили къ изслѣдованіямъ.
  Какъ будто вступили на надлежащій путь, который Гасконнъ миновалъ, по недостатку необходимыхъ знаній и спѣша выполнить возложенное на него порученіе.

О мѣрамъ, предпринятымъ для того, чтобы сдѣлать Луганскій заводъ продуктивнымъ.

  Геологическія работы и металлургическіе опыты выплавки изъ рудъ чугуна и серебро содержащаго свинца, предпринятые, главнымъ образомъ, чтобы сдѣлать Луганскій заводъ продуктивнымъ, велись безпрестанно съ 1819 года по 1845 годъ.
  До 1826 г. развѣдочными работами руководилъ Начальникъ Луганскаго завода оберъ-бергмейстеръ 7-го класса Ильинъ, который еще въ 1795 г., окончивъ курсъ въ Горномъ Кадетскомъ Корпусѣ, во время управленія Гасконна занимался развѣдочными работами.
  Весьма дѣятельнымъ его сотрудникомъ въ это время былъ маркшрейдеръ Козинъ, который далъ прекрасное описаніе Крыма и сообщилъ Ковалевскому довольно полное и точное описаніе Лисичанскаго мѣсторожденія.
  Въ періодъ съ 1819 г. по 1826 г. Козинъ осмотрѣлъ и описалъ нѣсколько мѣсторожденій и собралъ научныя коллекціи породъ углей и рудъ.
  Въ 1826 г. Министръ Финансовъ графъ Канкринъ, желая знать, можно-ли ожидать отъ Луганскаго завода исполненія надеждъ, которыя на него возлаглись, командировалъ въ Луганскій округъ бергъ инспектора оберъ-бергауптмана 5-го класса Ковалевскаго.
  Ковалевскій, ознакомившись съ трудами Козина и провѣривъ ихъ личными наблюденіями, составилъ замѣчательное по тому времени "Геогностическое обозрѣніе Донецкаго горнаго кряжа" (* "Горн. Журн.." 1829 г., ч. 1, к. 1, стр. 1 и 3 и к. З, стр. 299).
  Сочиненіе это имѣетъ и историческое, и научное значеніе: первое потому, что изучаемый край въ немъ впервые названъ "Донецкимъ кряжемъ", а второе потому, что собранные въ немъ фактическіе матеріалы вѣрны и еще по той причинѣ, что Ковалевскій первый понялъ значеніе прибахмутской формаціи, отнесъ ее къ Salzformation Вернера и указалъ:
  "Сія фармація, безъ сомнѣнія, позднѣйшая предъидущей, наиболѣе раскрывается отъ селенія Покровскаго. На сіи мѣста должно быть обращено вниманіе того, кто захотѣлъ-бы въ здѣшнемъ краю отыскать каменную соль".
— —
  Въ 1827 г. Ковалевскій по соглашенію съ Ильинымъ отправилъ въ нѣкоторыя части Донецкаго кряжа партіи для геогностическихъ изслѣдованій. Партіи эти, какъ видно, не были щедро надѣлены средствами и скорѣе имѣли характеръ поисковыхъ партій, что и подтверждаютъ ихъ отчетныя сочиненія: "Свинцовыя руды въ Землѣ Войска Донского" Воскобойникова, "Горн. Журнл, 1827 г., ч. VII, стр. 145 и Сырохватова "Опытъ геологическаго изслѣдованія горъ Міусскаго Донецкаго Начальства, по рѣкамъ Нагольной и Міуссу". "Горн. Журн." 1828 г., кн. 5, ч. I, стр. I.
  Въ 1827 г. производили развѣдки свинцовыхъ рудъ еще Першинъ и Бемъ.
  Ильинъ еще въ 1801 г., будучи подчиненнымъ Гасконна, нашелъ признаки свинцовыхъ рудъ въ Нагольномъ, но въ то время на его докладъ не было обращено вниманія. Теперь труды поисковыхъ партій были направлены главнымъ образомъ на открытіе серебро-свинцовыхъ рудъ.
  Очевидно, Ковалевскій, а можетъ быть и Ильинъ предполагали, что съ установленіемъ серебро-свинцовыхъ плавокъ Луганскій заводъ сдѣлается многополезнымъ и доходнымъ.
  По возвращеніи въ Петроградъ въ сентябрѣ 1828 г. Ковалевскій сдѣлалъ докладъ Министру Финансовъ Канкрину о мѣрахъ, которыя слѣдуетъ предпринять къ лучшему устройству завода, и мѣры эти были одобрены.
  Послѣдовало распоряженіе: для возможно лучшей развѣдки серебро-свинцовыхъ рудъ и для выплавки изъ нихъ металловъ командировать 9-го класса маркшейдера Быкова.
  Извѣстно, что въ 1830 г. Быковъ занимался проплавкой серебро-свинцовыхъ рудъ, но безуспѣшно.
  Въ 1832 г. Начальникомъ Ильинымъ для развѣдокъ свинцовыхъ рудъ былъ командированъ шихтмейстеръ Першинъ, но и его работы тоже не дали полезныхъ результатовъ и были пріостановлены въ концѣ 1832 года.
  Въ 1830 году Луганскій заводъ посѣтилъ Директоръ Департамента Корнѣевъ и лично осмотрѣлъ найденныя при сел. Нагольномъ желѣзныя руды и пришелъ къ заключенію, что онѣ хороши и что мѣсторожденіе это достаточно обезпечиваетъ дѣйствіе одной доменной печи на продолжительное время.
  Было предположено: 1) добыть 180.000 п. желѣзныхъ рудъ въ Нагольномъ и перевезти і ихъ въ Луганскій заводъ, 2) устроить двѣ доменныхъ печи, 3) для вдуванія воздуха установить 8 двудувныхъ мѣховъ, а для приведенія ихъ въ движеніе установить 30-сильную паровую машину.
  Предположенія эти были утверждены Министромъ 4-го февраля 1831 года, причемъ былъ выписанъ изъ Силезіи для веденія плавки горный чиновникъ Моденскій.
  Опыты плавки Моденскимъ не были вполнѣ успѣшны, но все таки указали на возможность выплавлять чугунъ въ Луганскомъ заводѣ изъ мѣстныхъ рудъ.
  Для продолженія плавки Горный Департаментъ ассигновалъ 50.000 рублей ассигнаціями.
  Съ 1834 года опытныя плавки и добыча желѣзныхъ рудъ продолжались съ перерывами. Безпрестанно повреждались печи, а постоянныхъ благопріятныхъ результатовъ не было. Въ послѣдній разъ выплавка изъ мѣстныхъ рудъ была произведена въ 1843 году по предписанію Начальника штаба корпуса горныхъ инженеровъ Чевкина отъ 4-го августа 1843 г. и въ томъ же году, вслѣдствіе неудачъ, прекратилась.
  Во время пребыванія въ Луганскомъ заводѣ, генералъ Чевкинъ обратилъ вниманіе на двухъ молодыхъ инженеровъ, знавшихъ французскій и нѣмецкій языки и показавшихся ему людьми способными: Ковалевскаго (младшаго) и Пфейфера. Присоединивъ къ нимъ своего родственника барона Врангеля, Чевкинъ командировалъ всѣхъ трехъ на два года для изученія горнаго дѣла въ западную Европу и въ Америку. (Я здѣсь счелъ нужнымъ упомянуть объ этомъ обстоятельствѣ, и читатель черезъ нѣсколько послѣдующихъ страницъ узнаеть, почему я это сдѣлалъ).
  Въ 1845 году по предложенію Начальника Бекмана явилось предположеніе о приспособленіи Луганскаго завода къ выдѣлыванію рельсовъ, и въ мартѣ 1846 года Ученый Комитетъ, принимая во вниманіе громадныя рудныя мѣсторожденія около Керчи, постановилъ, между прочимъ: добыть 100.000 пуд. руды при Камышъ-Бурунѣ и въ доменной печи въ Луганскомъ заводѣ, при употребленіи грушевскаго антрацита, выплавить изъ нихъ чугунъ; затѣмъ полученный чугунъ передѣлать въ рельсы, для чего въ заводѣ устроить одну газо-пудлинговую и одну газо-сварочную печи.
  Задуманное дѣло было слишкомъ сложно, слишкомъ шатко въ основаніи, а потому, конечно, не состоялось.
— —
  Съ 1845 года Луганскій заводъ остался исключительно только заводомъ литейнымъ и такимъ оставался до 1885 года.
— —
  Я еще вернусь къ исторіи Луганскаго округа въ періодъ съ 1845—1885 г.г., а теперь перейду къ историческому ходу геологическихъ изслѣдованій, всегда имѣющихъ вліяніе на судьбы горнаго дѣла.

Лисичанскій каменноугольный рудникъ.

  Мѣсторожденіе каменнаго угля въ Лисичьей балкѣ было извѣстно давно, но въ первый разъ о немъ узнали оффиціально въ 1790 г., когда горный чиновникъ Аврамовъ былъ командированъ Морскимъ Вѣдомствомъ добывать лисичанскій уголь.
  На этомъ мѣсторожденіи Гасконнъ одновременно съ Луганскимъ заводомъ въ 1897 г. основалъ Лисичанскій каменноугольный рудникъ.
  Лисичанскій уголь принадлежитъ къ разряду углей сухихъ, горящихъ длиннымъ пламенемъ; изъ его кусковъ можно получить коксъ, но мелочь его не спекается, и кокса плотнаго изъ него получить невозможно. Получается коксъ, сохранившій формы кусковъ, изъ которыхъ его выжигаютъ, легкій, по отдѣленіи изъ него до 50% и болѣе летучихъ веществъ. Удержаніемъ формы кусковъ и даже по виду онъ имѣетъ нѣкоторое сходство съ древеснымъ углемъ.
  Невольно приходитъ мысль, что Гасконнъ не былъ металлургомъ по выплавкѣ чугуна на коксѣ, но зналъ процессъ выплавки на древесномъ углѣ, и нѣкоторая близость лисичанскаго кокса къ этому топливу утверждала въ немъ надежду получить чугунъ изъ Городищенскихъ рудъ на Лисичанскомъ коксѣ въ доменныхъ печахъ, схожихъ съ Уральскими и при несильномъ дутьѣ.
  Предположеніе было неосновательно и привело къ ошибкѣ, послѣ которой для вторичныхъ опытовъ уже не брали лисичанскаго кокса, а вмѣсто него вели плавки на городищенскомъ  нтрацитѣ и, конечно, неудачно уже потому, что печь была сложена несоотвѣтствующихъ размѣровъ и дутье было слабое для этого рода топлива.
  Какъ видно, по металлургической части Гасконнъ надѣялся на свои знанія и опытность, но для горнаго дѣла онъ выписалъ мастеровъ изъ Шотландіи, откуда и самъ былъ родомъ. Выписанные шотландцы, дѣйствительно знающіе спеціалисты, устроили Лисичанскій рудникъ вполнѣ соотвѣтственно началу дѣла, потребности и современной имъ степени знаній горнаго искусства.
  Средства на устройства домовъ для служащихъ и рабочихъ были отпущены щедро, и селеніе "Лисичанскъ" появилось съ оттѣнкомъ шотландскаго домостроительства.
  Рабочихъ пластовъ было открыто 7 съ общей мощностью въ 27 футовъ.
  Второй пластъ въ 3 фута толщиной, — третій — въ 5 ф. и пятый въ 2 ф. 4 д. такъ понравились англичанамъ, что они ихъ по сходствамъ съ покинутыми ими на родинѣ назвали "Мейнъ", "Сплинтъ" и "Чери". Названія эти сохранились пластами въ настоящее время.
  Седьмой пластъ въ 7 фут. толщиной названъ Лисичанскимъ, какъ самый ближайшій къ селенію Лисичанскъ.
  На рудникѣ производились работы на возвышенномъ плато надъ р. Донцомъ, неглубокими вертикальными шахтами; шахты соединяли штреками (почти по простиранію пластовъ), а отъ нихъ вели ходы вверхъ (преимущественно направляя ихъ по спайности); ходы эти получили названія печей, хотя они на печи похожи развѣ лишь тогда, когда въ нихъ загорался уголь; это названіе "печи“ удержалось и перешло на всѣ позднѣйшіе рудники, разрабатывающіе пологіе пласты.
  Первое обстоятельное описаніе Лисичанскаго мѣсторожденія и работъ сдѣлано Е. Ковалевскимъ въ его "Геогностическомъ обозрѣніи Донецкаго горн, кряжа". Детальныя свѣдѣнія онъ имѣлъ отъ Козина, который былъ однимъ изъ первыхъ управляющихъ Лисичанскимъ рудникомъ.
  Ковалевскій же пишетъ въ "Горн. Журн." 1829 г., ч. 1, к. 1, о томъ, что. въ 1824 г. инженеръ Оливьери въ Орловскомъ оврагѣ въ 4 верстахъ отъ рудника нашелъ второй пластъ (Мейнъ) съ тѣми-же простираніемъ и паденіемъ, что доказываетъ непрерывность мѣсторожденія на большомъ разстояніи и свидѣтельствуетъ объ его правильномъ залеганіи.
  Въ 1827 г. возникла идея — для осушенія копей провести къ Донцу двѣ штольни, и уже въ этомъ же году были предприняты съ этою цѣлью нивелирныя работы.
  Въ 1833 г. проектировали провести глубокую шахту съ подъемомъ и насоснымъ отдѣломъ (Любимовъ, 1833 г. "Г. Ж.", ч.III, к. 10).
  Со времени основанія по 1837 г. на Лисичанскомъ рудникѣ было добыто угля 9.604.128 пуд., на что израсходовано 836 т. руб., уголь обошелся по 9 к. ассиг. за пудъ.
  Доставка угля и кокса отъ Лисичанска до Луганскаго завода, какъ мы уже видѣли, сначала была повинностью нѣкоторыхъ селеній, но съ 21 г. уже платная по 15-17 к.
  Лисичанскій рудникъ удовлетворялъ потребность Луганскаго завода и нѣкоторое время доставлялъ уголь на солеварни въ Славянскъ.
  Лисичанскій рудникъ отъ начала вплоть до 1859 г. включительно имѣлъ обезпеченный сбытъ (Луганскій заводъ, Славянскія солеварни) въ предѣлахъ потребности, изъ которой на его долю приходилось около 350.000 пуд., а потому его время отъ времени старались упорядочить.
  Изъ сообщеній Бутенева, заимствованныхъ изъ писемъ гитенфервальтера Сырохватова видно, что въ 1835 г. обращено было вниманіе на размѣры ходовъ, ихъ начали дѣлать выше, а въ 1836 г. были устроены въ шахтахъ лѣстницы для спуска и подъема рабочихъ, а изъ описаній Ковронскаго въ 1860 г. уже видно, что рудникъ разрабатывалъ пластъ "Сплинтъ" двумя шахтами глуб. 471 с. (капитальной) и № 9 37½ с. Шахты были соединены діагональнымъ ходомъ. Подъемъ уже производился коннымъ воротомъ, отливка-же воды 12-ти сильной паровой машиной, причемъ вода частью поднималась на 18 с. въ водоспускную штольну, а другая ея часть (меньш.) поднималась на верхъ для снабженія парового котла.
  Спускъ рабочихъ былъ по лѣстницамъ. Копь добывала до 350.000 пуд. въ годъ.
  Управляющимъ рудникомъ въ это время былъ Павелъ Александровичъ Вагнеръ, который въ 1860 г. уже старался развить работы на рудникахъ Орловской и Матросской балокъ — неглубокими шахтами отъ 10 до 12 с., считая, что потребность, которая заявлялась въ то время, можно было удовлетворять и болѣе примитивнымъ, и болѣе дешевыми способами при работахъ, не требующихъ парового водоотлива.

Изученіе нѣдръ Донецкаго кряжа.
(Періодъ отъ 1826 до 1859 г.).

  Выше было упомянуто о развѣдочныхъ работахъ: Козина, Воскобойникова, Сырохватова, Першина и др., которые предпринимались главнымъ образомъ въ интересахъ Луганскаго завода. Результаты этихъ работъ изложены производившими ихъ лицами въ "Горномъ Журналѣ", 1825 — 1829 г.г., и обобщены Е. Ковалевскимъ въ его "Геогностическомъ обозрѣніи Донецкаго кряжа", въ 1829 г.
  Съ 1828 г. изученіе нѣдръ Донецкаго кряжа продолжается уже въ общихъ государственныхъ интересахъ отъ Луганскаго завода, какъ центра во всѣ стороны.
  Въ 1828 г. является работа Козина: "Описаніе горъ, лежащихъ по южному берегу Крымскаго полуострова". Это весьма обстоятельное описаніе указываетъ на неутомимость и чрезвычайно внимательное отношеніе къ дѣлу изслѣдованія изучаемаго края.
  Описаніе это даже въ настоящее время можетъ быть путеводителемъ для лица, интересующагося геологическимъ строеніемъ и богатствами нѣдръ Крымскаго полуострова.
  Оно даетъ свѣдѣнія о многихъ мѣсторожденіяхъ желѣзныхъ рудъ и въ томъ числѣ о мѣсторожденіи Такиль - Камышъ - Бурунскомъ; въ немъ указано протяженіе (24 вер.) и мощность (2½ с.) этого замѣчательнаго мѣсторожденія.
  Оно указываетъ также грязевой вулканъ, находящійся въ 45 верстахъ отъ Ѳеодосіи, при деревнѣ Джелшедѣ, который своими изверженіями въ 1913 году надѣлалъ шуму, такъ какъ было сдѣлано заявленіе о большомъ содержаніи радія въ изверженныхъ имъ породахъ.
  Въ 1828 году Оливьери издаетъ "Описаніе пріисковъ каменнаго угля въ Таганрогскомъ и Ростовскомъ уѣздахъ", въ 1830 г. онъ-же знакомитъ со своими изслѣдованіями въ 1829 г. по берегамъ Дона и Донца.
  Въ 1830 году Гурьевъ и Воскобойниковъ были посланы на Таманскій полуостровъ, гдѣ открыли богатое мѣсторожденіе желѣзныхъ рудъ. Въ 1833 г. Любимовъ ("Г. Ж.", 1837 годъ, к. 1, ч. 1 стр. 1) объѣзжаетъ и описываетъ мѣстрожденія углей, открытыхъ на земляхъ Войска Донского, а также и частныхъ лицъ.

1) Изъ этихъ описаній видно, что въ 1833 году были уже извѣстны мѣсторожденія спекающагося угля на землѣ Гундоровской, что у хутора Орѣхова; мѣсторожденіе это разрабатывалось (кустарно) съ 1797 года.

2) Въ трехъ верстахъ отъ Каменской станицы по дорогѣ въ Новочеркасскъ — антрацитъ.

3) На р. Лозовой при д. помѣщика Раевскаго — спекающійся уголь; работы начаты въ 1821 году.

4) При д. Лозовой полковника Вужо.

5) При дер. Дмитріевкѣ полковника Голенищева; здѣсь работы начаты въ 1821 г.

6) При дер. Ящисовой помѣщика Перича разработка началась въ 1795 г.

7) При д. Ломоваткѣ помѣщика Акимова; разработка началась въ 1821 г.

8) При д. Поповкѣ помѣщ. Абазиной.

9) При д. Красный Кутъ генералъ-маіора Папкова.

10) При сел. "Успенскъ" генералъ-маіора Шевича; разработка началась въ 1801 году и продолжалась владѣльцами до 1829 г.
Въ 1829 году Шевичъ подарилъ его — отводомъ 100 десятинъ казнѣ, и съ этого времени оно уже поступило въ распоряженіе управленія Луганскаго завода. Изъ него добывался спекающійся уголь, но получаемый коксъ содержалъ много золы, такъ какъ уголь не очищался отъ постороннихъ примѣсей.

11) Мѣсторожденіе при дер. Орѣховой помѣщика Добрянскаго, по близости къ Луганскому заводу; на него было обращено особое вниманіе, и управленіе завода здѣсь три года съ 1827—1830 г. производило развѣдки, но результаты развѣдокъ были неудовлетворительны и развѣдочныя работы были прекращены.

12) Мѣсторожденіе на р. Бѣлой разрабатывалось съ 1800 года и постоянно снабжало углемъ, схожимъ съ успенскимъ, какъ помѣщичью винокурню, такъ частью и Луганскій заводъ.

13) Мѣсторожденіе въ дачѣ деревни Иванполье Плещеева; добыча угля производилась съ 1812 года.
  Въ 1827 г. было издано два закона: одинъ, который могъ убить зарождающуюся промышленность, и другой, который помогалъ промышленности развиваться.
Первымъ добываніе угля въ  Бахмутскомъ уѣздѣ дѣлалось государственной оброчной статьей, вторымъ устанавливались условія командированія чиновниковъ къ частнымъ лицамъ для преподанія совѣтовъ, какъ слѣдуетъ производить правильно горныя работы.
  Первый гнетущій законъ былъ вскорѣ отмѣненъ въ 1829 г. общимъ разрѣшеніемъ для всего Новороссійскаго края производить разработку угля безъ платежей акциза.
  На основаніи закона 1827 г. (о командированіи инженеровъ), въ 1830 году въ имѣніи коллежскаго секретаря Плещеева была углублена первая шахта по указанію опытнаго горнаго чиновника.
  Уголь въ мѣсторожденіи Плещеева оказался хорошихъ качествъ: онъ спекался и изъ него можно было выжигать добротный коксъ.

14) Мѣсторожденіе изъ дачи Иванполья переходитъ въ землю крестьянъ с. Щербиновки, затѣмъ

15) въ землю — с. Зайцева и

16) въ землю — с. Желѣзнаго.

У Любимова есть еще указаніе, что уголь есть въ нѣдрахъ земель помѣщика Новокосова и помѣщицы Филимоновой — въ сосѣднихъ земляхъ съ землями поименованныхъ крестьянскихъ обществъ.
  Уголь на крестьянскихъ земляхъ сталъ извѣстнымъ съ 1806 г. и разрабатывался крестьянами неглубокими шахтами и ходами по простиранію пластовъ длиною до 20 с.; послѣ чего отъ конца хода велись обратныя выемки угля надъ проведеннымъ основнымъ ходомъ. Кое-какъ закрѣпляли шахту или придавали ей круглое сѣченіе, достаточно для прохода одной корзины, крѣпленіе же ходовъ не практиковалось.
  Въ 1820 г. крестьянскія работы были остановлены и отданы на откупъ всего за 100 р. ассигнаціями.
  Въ 1826 году договоръ этотъ былъ уничтоженъ Высочайшимъ указомъ, и введена попудная для откупщиковъ плата.

Послѣднее мѣсторожденіе, которое описано Любимовымъ, — это

17) Александровское, помѣщика Шидловскаго.
Мощный пластъ - болѣе сажени прекраснаго качества.

  Въ 1833 же году И. Иваницкій былъ командированъ на изслѣдованіе Маріупольскаго округа; въ "Г. Ж.", ч. III, к. 10, стр. 72—73, онъ описываетъ: 1) глинистый желѣзнякъ около с. Сысоевки, на лѣвомъ берегу Калиміуса, и 2) бурый желѣзнякъ вблизи села Каракубы.
  Онъ также говорить о нахожденіи бѣлой глины и бѣлаго кварцеваго песка во многихъ мѣстахъ.
  Въ 1835 г. горный чиновникъ Кульшинъ командируется въ Херсонскую губернію, въ 1837 году даетъ первыя свѣдѣнія о Криворогскихъ желѣзныхъ рудахъ.
  Въ 1837 году появляется описаніе Васильева Петровскаго мѣсторожденія въ Харьк. губ. ("Г.Ж.", ч. III, стр. 200).
  Въ 1838 году Кузьминъ объѣзжаетъ найденныя мѣсторожденія каменнаго угля въ Екат. губ. и описываетъ ихъ ("Г. Ж.", ч. III, стр 34), а Соколовъ осматриваетъ берега Донца отъ впаденія въ него Лугани до Екатерининской станицы ("Г. Ж.", ч. III, стр. 25).
  Въ 1839 году И. Иваницкій описываетъ Міусскую долину ("Г. Ж.", ч. III, стр. 302) и часть Бахмутскаго уѣзда ("Г. Ж.", ч. IV, стр. 227). К. Томиловъ — Славяносербскій уѣздъ и Анисимовъ — часть Изюмскаго уѣзда ("Г. Ж.",ч. IV, стр.373).
  Къ описанію Иваницкимъ Бахмутскаго уѣзда я вернусь впослѣдствіи, и изъ описанія Томилова приведу указаніе, что въ 1839 г. около с. Успенскаго уголь добывался и заводомъ и владѣльческими крестьянами.
  Съ 1837 г. по 1839 г. Донецкій горный кряжъ систематически изучался экспедиціею, организованною на счетъ Демидова, во главѣ которой состоялъ горный инженеръ профессоръ Парижской горной школы Ле-Пле.
  Ле-Пле весьма добросовѣстно исполнилъ возложенное на него порученіе: онъ собралъ свѣдѣнія обо всѣхъ извѣстныхъ въ то время мѣсторожденіяхъ угля и желѣзныхъ рудъ, и если не онъ, то его поисковыя партіи обошли въ Донецкомъ кряжѣ всѣ рѣчки и ихъ притоки. Всѣ обнаженія, которыя только были замѣчены, сколько-нибудь развѣданы, нанесены были на планъ съ указаніемъ мѣстнаго простиранія и паденія пластовъ.
  Въ 1843 г. Ле-Пле издалъ книгу на французскомъ языкѣ; она содержитъ списки мѣсторожденій каменноугольныхъ и желѣзорудныхъ, съ указаніемъ мощности пластовъ, ихъ качествъ и положеній.
  На приложенной къ книгѣ картѣ нанесены мѣста выходовъ пластовъ на поверхность и проведены границы юго-восточной части, нѣдра которой содержатъ главнымъ образомъ антрациты, отъ сѣверо западной, изобильной каменными углями.
  Ле-Пле осмотрѣлъ также и Камышъ-Бурунское мѣсторожденіе на Керченскомъ полуостровѣ.
  Книга Ле-Пле появилась въ 1843 г. на французскомъ языкѣ и въ 1854 г. переведена была русскій языкъ профессомъ геологіи Московскаго университета Щуровскимь и до 1865 г. была путеводной для лицъ, которыя созидали частную промышленность въ краѣ послѣ 1854 г. Она указала моему учителю Павлу Александровичу Вагнеру 1-му путь къ мѣсторожденію около Золотовской станицы, меня привела къ мѣсту, на которомъ, раскинулась Горловка, и также въ Должикъ на р. Бѣлую и къ Макарьинскому мѣсторожденію (два послѣднія около Гундоровской станицы).
— —
  Весьма вѣроятно, что хорошій отзывъ Ле-Пле и Моленво о качествахъ Грушевскаго антрацита, который они видѣли въ 30 верстахъ отъ Новочеркасска, на р. Грушевкѣ, вблизи хут. Попова, повліялъ на начальника штаба корпуса горныхъ инженеровъ Невинна, и онъ приказалъ: испытать это минеральное топливо въ Луганскомъ заводѣ.
  Въ 1839 г. И. Иваницкій былъ командированъ на Грушевку, онъ осмотрѣлъ мѣсторожденіе и производимыя на немъ работы. Партія антрацита была доставлена въ Луганскій заводъ. Испытанія произведены: для нагрѣванія паровыхъ котловъ, въ кузнечныхъ горнахъ и въ вагранкѣ.
  Отопленіе парового котла было неудачно какъ антрацитомъ, такъ и смѣсью его съ Лисичанскимъ углемъ. Это объяснялось неприспособленнымь устройствомъ топочнаго пространства.
  При ковкѣ желѣза было замѣчено, что антрацита нужно насыпать болѣе, чѣмъ угля на отковываемый предметъ, и, наконецъ, въ вагранкѣ были получены великолѣпные результаты.

Привожу дословное описаніе Иваницкимъ произведеннаго имъ опыта и того значенія, которое, конечно, не одинъ онъ, но и другіе придавали полученному успѣху.

"Ноября 8-го дня была пущена вагранка антрацитомъ; въ началѣ, когда антрацитъ еще не разгорѣлся, жару было въ вагранкѣ очень мало, но образовался такой жаръ, какого не было видно даже и въ доменной печи, дѣйствовавшей коксомъ изъ Лисичанскаго угля. Давленіе воздуха было 32 линіи (по духомѣру Гиргенсона), высшая сыпь на колоту вѣсомъ въ 1½ пуда, была 14 пудовъ. Сначала былъ засыпаемъ сѣрый сибирскій чугунъ въ свинкахъ; по выпускѣ, онъ оказался чрезвычайно жидкимъ, такъ что для отливки снарядовъ нужно было прибавлять въ ковши куски холоднаго чугуна и дожидаться, пока чугунъ нѣсколько остынетъ. Отлитыя вещи всѣ выходили чисто и были совершенно мягки въ самыхъ тонкихъ частяхъ; въ изломе крупныхъ вещей чугунъ былъ крупно зернистый, сѣрый, блестящій. Видя столь необыкновенный, при нашихъ обстоятельствахъ, успѣхъ, мы продолжали испытанія эти далѣе и начали употреблять для сыпи смѣсь сѣраго чугуна съ крошьемъ, состоящимъ изъ бѣлаго лучистаго чугуна; успѣхъ былъ такой же. Далѣе стали засыпать одно крошье, и получили тоже мягкій мелкозернистый сѣрый чугунъ. Эти опыты продолжались три дня; подробности ихъ видны въ прилагаемомъ при семъ журналѣ. Важность этого открытія еще болѣе возвышается тѣмъ, что это даетъ почти вѣрную надежду въ успѣхѣ доменной плавки, и почти доказываетъ, что неуспѣхи опытовъ, до сего времени производимыхъ, происходили болѣе отъ неспособности употреблявшагося горючаго матеріала, нежели отъ неопытности управлявшихъ доменною печью".

  Здѣсь отмѣчу, что въ 1839 г. антрацита было добыто всего до 30.000 пуд. и что онъ въ это время уже началъ входить въ употребленіе въ домашнихъ печахъ Новочеркасска, Ростова и Таганрога.
  На этомъ мѣстѣ и перерву повѣствованіе о геологическихъ трудах и займусь ходомъ металлургическихъ дѣлъ в краѣ.


Горно-заводское дело №35 1915 г. - с. 11726 -11729

II. Керченскій чугунно-плавильный заводъ.

  Выше было упомянуто, что въ 1830 году инженеры Воскобойниковъ и Гурьевъ были посланы для изслѣдованій Таманскаго полуострова. Около г. Тамани, въ двухъ верстахъ къ з. отъ него, на берегу Чернаго моря ими было найдено мѣсторожденіе желѣзныхъ рудъ: пластъ въ 3½ фута толщиной, обнаженъ вдоль берега съ пд. въ 40°.
  Находка этого мѣсторожденія зародила у Гурьева мысль объ устройствѣ чугунно-плавильнаго и желѣзо-дѣлательнаго завода, сначала на самомъ мѣсторожденіи у г. Тамани, і а затѣмъ около Керчи.
  Придавъ слишкомъ большое значеніе Таманскому мѣсторожденію, Гурьевъ почему-то игнорировалъ вначалѣ болѣе важное мѣсторожденіе около мысовъ "Камышъ-Буруна" и "Такиль", которое было описано Казинымъ еще въ 1828 г. на страницахъ "Горн. Журнала", о чемъ я упоминалъ выше.
  Въ 1837 г., когда это мѣсторожденіе было осмотрѣно Ле-Пле, который отнесся къ нему, какъ къ весьма богатому, но содержащему желѣзныя руды фосфористыя, требующія промывки, (*Изслѣдованіе каменноугольнаго Донецкаго бассейна Ле-Пле (переводъ Щуровскаго. Москва 1854 г - стр. 221-224 и 308-315) Гурьевъ уже оставилъ мысль объ эксплоатаціи Таманскаго мѣсторожденія, внимательно осмотрѣлъ составъ Камышъ-Бурунскаго пласта и нашелъ, что фосфоръ появляется въ общей массѣ потому, что въ эту массу попадаетъ зальбандъ, содержащій вивіанитъ, и что минералъ этотъ легко можетъ быть удаляемъ ручной сортировкой.
  Послѣ этого онъ началъ настойчиво проводить свою идею объ устройствѣ завода въ Керчи для выплавки чугуна изъ Камышъ-Бурунскихъ рудъ, при употребленіи, какъ топлива, Грушевскаго антрацита, о которомъ слава все болѣе и болѣе распространялась, въ особенности послѣ опытовъ, которые были произведены въ Луганскомъ заводѣ по приказанію Чевкина.
— —
  Предположеніе Гурьева нашло сильную поддержку (*Гурьевъ былъ близкій человѣкъ къ Воронцову —  одинъ изъ чиновниковъ, состоящихъ при намѣстникѣ) со стороны Намѣстника на Кавказѣ, графа Воронцова, который предложилъ разсмотрѣть предположеніе Гурьева въ Горномъ Ученомъ Комитетѣ, а также предложеніе извѣстнаго заводчика Шепелева устроить въ Керчи заводъ, для чего Шепелевымъ былъ представленъ проектъ договорныхъ условій.
  Горнымъ начальникомъ Луганскаго завода былъ въ это время полковникъ Бекманъ.
Бекманъ сдѣлалъ контръ-предложеніе. Въ докладной запискѣ онъ указывалъ:

а) заводъ около Керчи предполагается устроить въ незаселенной мѣстности.
б) вдали отъ залежей топлива и
в) предложенія Шепелева нанесутъ вредъ Луганскому заводу, такъ какъ Шепелевъ требуетъ, чтобы ему были обезпечены казенные заказы, а Луганскій заводъ, на который правительство уже сдѣлало много затрат, и который созданъ для удовлетворенія нуждъ казенныхъ вѣдомствъ, останется безъ работы, недостатокъ которыхъ уже ощущался.

Далѣе Бекманъ предложилъ:
1) Въ Керчи, а еще лучше въ Одессѣ для удовлетворенія казенныхъ нуждъ устроить филліальное отдѣленіе Луганскаго завода, изъ котораго можно будетъ перевести въ избранное мѣсто часть населенія, предназначеннаго и спеціализированнаго къ дѣлу.
2) Опытъ проплавки камышъ-бурунскихъ рудъ на Грушевскомъ антрацитѣ произвести въ доменной печи, уже имѣющейся въ Луганскомъ заводѣ.
3) Для опытной плавки добыть и доставить въ заводь изъ Камышъ-Бурунскаго мѣсторожденія 100.000 пудовъ руды и изъ Грушевскаго мѣсторожденія 100.000 пудовъ антрацита.

  Въ 1845 году Горный Ученый Комитетъ одобрилъ второе и третье предложенія Бекмана и было рѣшено отпустить для исполненія его предположеній 32.000 руб., причемъ Гурьеву и Иваницкому поручено было тщательно развѣдать Камышъ-Бурунское мѣсторожденіе, добыть и выслать въ Луганскій заводъ 100.000 пудовъ руды, а также изслѣдовать огнеупорные матеріалы, имѣющіеся на Таманскомъ полуостровѣ.
  Гурьевъ и Иваницкій въ 1846 г. произвели порученныя имъ работы; они изслѣдовали буровыми скважинами 2.000 дес. предположенныхъ къ отводу изъ земель Керченскаго градоначальства подъ рудникъ и опредѣлили рудный запасъ въ 1.400.000.000 пуд. содержаніемъ въ 40% чугуна по анализамъ лабораторій Министерства Финансовъ.
  Въ то же время Гурьевъ отправилъ черезъ Ростовъ въ Луганскій заводъ 110.000 пудовъ руды.
  Настойчиво преслѣдуя свою идею устройства завода въ Керчи, Гурьевъ принялъ нѣкоторыя мѣры: во-первыхъ, онъ приступилъ къ опытамъ проплавки руды въ имѣющейся въ Керчи вагранкѣ въ мастерскихъ Морского Вѣдомства, и, во-вторыхъ, тѣмъ, что по представленію графа Воронцова въ октябрѣ 1845 г. ВЫСОЧАЙШЕ было повелѣно Министру Финансовъ сдѣлать соображеніе о приспособленіи Луганскаго завода исключительно для выдѣлки рельсъ. (*Несомнѣнно, что такое повелѣніе состоялось по представленію графа Воронцова, котораго вдохновил Гурьевъ.)
  Къ концу 1846 г. выяснилось, что доставить изъ Керчи руду и антрацитъ съ Грушевки дорого и задуманный Бекманомъ опытъ былъ оставленъ.
  Въ Луганскій заводъ было доставлено, вмѣсто 100.000 пудовъ руды и 100.000 пудовъ антрацита, руды 21.000 пуд. и антрацита 30.000 пуд., да 89.000 пуд. остались и по сей день (1914 г. 2 сент.) брошенными на берегу Дона въ Ростовѣ.
  Опытъ плавки въ вагранкѣ былъ произведенъ въ ноябрѣ 1846 г. Гурьевымъ съ особой обстановкой.
  При опытѣ присутствовали: начальникъ береговой черноморской обороны, генералъ-адъютантъ Будбергъ и Керчь-Еникальскій градоначальникъ.
  Вагранку затопили въ 8 ч. утра и въ 11 ч. 35 м. пустили дутье (четыре двудувныхь кузнечныхъ мѣха приводила въ движеніе пара воловъ); дѣйствовали они до 3 ч. 25 мин.
Проплавлено было руды 15 пуд., получено 4 п. 8 ф. мелкаго, сѣраго чугуна, годнаго для отливокъ.
  Результатамъ этимъ было придано особое значеніе не только иниціаторомъ Гурьевымъ, но и Горнымъ Ученымъ Комитетомъ,
  Указывая на дороговизну производства опытовъ проплавки камышъ-бурунскихь рудъ на антрацитѣ въ Луганскомъ заводі, и основываясь на произведенномъ имъ опытѣ вагранкѣ въ Керчи, подполковникъ Гурьевъ въ поданной имъ докладной запискѣ просилъ опыты продолжать въ Керчи. Въ запискѣ онъ указывалъ также, что доменную печь въ Луганскомъ заводѣ нужно передѣлывать и что воздуходувные апараты, приводимые водянымъ движеніемъ, будутъ малосильны.
  На постройку опытной доменной печи въ Керчи Гурьевъ просилъ всего 3.300 р. и два мѣсяца времени.
  Горный Ученый Комитетъ предложенія Гурьева поручилъ разсмотрѣть ему вмѣстѣ съ Иваницкимъ и Бекманомъ и представить на обсужденіе Комитета.
  Бекманъ, Гурьевъ и Иваницкій предположили: 1) опыты проплавки производить въ Керчи, 2) опыты въ вагранкѣ продолжать, 3) построить въ Керчи доменную печь съ воздуходувнымъ цилиндромъ и воздухонагревательнымъ аппаратомъ, 4) для приведенія въ движеніе воздуходувнаго аппарата употребить двѣ десятисильныя паровыя машины, имѣющіяся въ Луганскомъ заводѣ, 5) устроить газо-пудлинговую и газо-сварочную печи съ молотомъ Несмита, имѣющимся въ Луганскомъ заводѣ, 6) для плавки доставить въ Керчь грушевскаго антрацита 50.000 пуд.
  Предположенія эти были разсмотрѣны Ученымъ Комитетомъ и въ мартѣ 1847 года утверждены Министромъ Финансовъ.
  На производимые неудачные опыты, вмѣсто ассигнованныхъ на нихъ 32.000 руб., къ концу 1847 г. было издержано 76.689 руб.
  Въ ноябрѣ 1847 г. въ Керчь для освидѣтельствованія работъ и расходовъ былъ командированъ вновь назначенный горный начальникъ Луганскаго завода полковникъ Фелькнеръ, который въ маѣ 1848 г. представилъ докладъ Департаменту горныхъ и соляныхъ Дѣлъ. Результатомъ этого доклада было то, что Гурьеву предписано было направить дѣятельность и расходы, главнымъ образомъ, на опыты выплавки чугуна изъ рудъ, работы же по устройству пудлинговой и сварочной печей, а также постройки и устройства на Камышъ-Бурунскомъ рудникѣ —прекратить.
  Для продолженія-же устройствъ, необходимыхъ для опытной плавки, въ распоряженіе его назначена сумма въ 11.430 руб.
  Опыты плавки рудъ въ вагранкѣ, которую приходилось каждый разъ послѣ опыта ломать, чтобы освободить отъ чугуна, получаемаго въ видѣ настылей,— приказано остановить.
  Гурьевъ въ 1849 г. входилъ съ представленіемъ объ уменьшеніи высоты доменной печи, но предложеніе это не было принято.
  Въ апрѣлѣ 1850 г. печь была готова и 25 мая сдѣлана засыпь антрацита, 22 Іюня засыпали руду. 29 Іюня показался у фурмы чугунъ въ 3 ч. дня, а въ 7 ч. уже приступлено къ выгрузкѣ печи, так какъ въ горну образовалась настыль.
  Оказалось, чго воздуходувные аппараты подавали мало воздуха.
  Фелькнерь сдѣлалъ представленіе объ отпускѣ на необходимыя передѣлки еще 11.812 р. Предположенія его были разсмотрѣны въ Ученомъ Комитетѣ 18 іюля 1851 г., причемъ было опредѣлено: полковника Гурьева отозвать, а на его мѣсто назначить лицо, хорошо знакомое съ доменнымъ производствомъ.
  Такимъ лицомъ оказался горный инженеръ капитанъ А.Ф. Мевіусъ.
  Мевіусу вмѣнено было въ обязанность осмотрѣть какъ сдѣланныя устройства, такъ и рудныя мѣсторожденія и представить свои соображенія.
  Изучивъ по имѣющимся уже даннымъ Камышъ-Бурунское мѣсторожденіе въ 1852 г., Мевіусъ въ 1853 г. занялся развѣдкой еще мѣсторожденія, расположеннаго въ 7 верстахъ отъ завода при д. Катерлесъ. По опредѣленіи въ нѣдрахъ площади въ 85,033 кв. саж. запаса руды въ 220 мил. пуд., Мевіусъ отдалъ предпочтеніе этому мѣсторожденію.
  Катерлескія руды онъ описываетъ, какъ болѣе чистыя и болѣе однородныя.
  Что касается до завода, то Мевіусъ сдѣлалъ два предположенія, одно — на исправленіе и дополненіе существующихъ устройствъ, на что требовалъ 13,400 р., и другое — на возведеніе нѣкоторыхъ частей заново, на что опредѣлилъ 47.000 р., а затѣмъ сдѣлалъ еще дополненіе, увеличивъ необходимую сумму до 56.000 р.
  Ученый Комитетъ сначала утвердилъ расходъ въ 47.000 р., но когда Meвіусъ надбавилъ еще 9000 р., то его вызвали въ Петроградъ и склонили его продолжать опыты въ вагранкѣ, на что въ ноябрѣ 1853 г. была опредѣлена сумма въ 4.500 р.
  Къ концу 1854 г. была устроена не то вагранка, не то печь — модель доменной печи, высотой всего въ 20 футъ. Воздуходувный цилиндръ долженъ былъ давать 460 к. ф. въ минуту, поршень его приводился въ движеніе одной изъ 10-ти сильныхъ машинъ, которыя дѣйствовали при опытахъ Гурьева.
  Вначалѣ при задувкѣ печи первыя колоши были пропущены на коксѣ изъ александровскаго угля (Каліміусъ), а затѣмъ уже начали засыпать антрацитъ.
  Печь дѣйствовала 12 дней, и затѣмъ нужно было дѣйствіе пріостановить, такъ какъ паровой старый котелъ требовалъ безпрестанныхъ остановокъ.
  Было проплавлено 1092 п. руды, 289 п. извести и 7 п. поваренной соли, антрацита употреблено 672 пуд., кокса 290 п.; получено чугуна 167 п. 12 ф. Чугунъ получился бѣлый, жидкій, преимущественно зеркальный. Соль улучшила качество. По сдѣланному подсчету (скинуты были результаты неудачныхъ дней) опредѣлилось: изъ рудъ можно получать 26% чугуна, употребляя для выплавки одного его пуда — 3 п. 15 ф. антрацита и кокса.
  2 пуда чугуна были обработаны пудлинованіемъ и дали 27 фунтовъ желѣза.
  Такимъ результатомъ заканчивается исторія Керченскаго завода.
  Въ іюнѣ 1855 г. при появленіи англо-французской эскадры дѣла и касса завода были погружены на пароходъ "Бердянскъ". Пароходъ встрѣтилъ въ морѣ непріятеля, был выброшенъ на мель и взорванъ.
Концы нераціонально веденнаго дѣла попали въ воду.
Непріятель совершенно разрушилъ заводъ.
— —
  Исторія Керченскаго завода была еще съ большими подробностями изложена Кеппеномъ въ 1899 г., причемъ Кеппенъ ошибочно приписалъ Гурьеву открытіе Камышъ-Бурунскаго руднаго мѣсторожденія въ 1837 г.
Мѣсторожденіе описанно было, какъ я указалъ выше, Казинымъ на стр. 39 "Горн. Журн." 1828 г. Кн. 5-я.


Горно-заводское дело №36 1915 г. - с. 11780 -11786

III. Положеніе горнаго дѣла въ землѣ Войска Донскаго и Грушевскій антрацитовый рудникъ.
1839 — 1859 г.г.

  Въ предыдущихъ отдѣлахъ было упомянуто объ опытахъ съ отопленіемъ грушевскимь антрацитомъ паровыхъ котловъ, домашнихъ помѣщеній и въ вагранкахъ въ Луганскомъ заводѣ, а также и то, что Керченскій чугуноплавильный заводъ, по проектамъ инженера Гурьева, долженъ былъ дѣйствовать на Грушевскомъ антрацитѣ, а потому въ логической послѣдовательности мысль переносится къ Грушевскому руднику.
  Грушевскій рудникъ возникъ и развился при совершенно особенныхъ обстоятельствахъ.
Вся земля Донской Области была общественною собственностью всего Войска. При обиліи земли каждый казакъ имѣлъ право на земельный надѣлъ въ размѣрахъ его потребности и силъ, у него имѣющихся для обработки.
  Форма управленія была строго-избирательная, избирались служить обществу-Войску на всѣ административныя должности отъ станичнаго писаря до войсковаго атамана и за службу избранниковъ вознаграждали землей, причемъ она не исключалась вполнѣ изъ общей собственности и могла быть для надобностей Войска обмѣниваема на земли какъ близкія (сосѣднія), такъ и дальнія.
  Экономическая цѣнность земли въ отношеніи сельского хозяйства всегда зависитъ отъ путей, а такъ какъ рѣки Донъ, Донецъ и нѣкоторыя др. являлись имѣющими въ этомъ отношеніи значеніе, то станичные и войсковые сходы надѣлы большіе отводили поодаль отъ значительныхъ рѣкъ на второстепенныхъ рѣкахъ и рѣчкахъ.
  Громадные надѣлы получали атаманы изъ рода Иловайскихъ, Ефремовыхъ, Грековыхъ и друг.
  Получившіе большіе надѣлы для обработки ихъ привлекали бѣглецовъ изъ внутреннихъ губерній Россіи и образовали громадныя селенія изъ людей, предполагавшихъ, что они шли на Донъ и попали въ казаки.
  Въ царствованіе Екатерины пріобрѣтенные такимъ путемъ надѣлы съ заселившими ихъ людьми были закрѣплены за ихъ владѣльцами, но такъ какъ всѣ надѣлы отдавались владѣльцамъ земли условно, что они всегда, въ случаѣ надобности, могли быть замѣнены такимъ-же количествомъ земли въ другомъ, болѣе удобномъ для Войска мѣстѣ, то при закрѣпленіи условіе это осталось неизмѣннымъ.
  Такимъ образомъ, установилось положеніе, что земля, въ смыслѣ поверхности, принадлежитъ владѣльцу, а нѣдра ея оставались войсковой собственностью. Толкованіе это, разумѣется, касалось и нѣдръ земель станичныхъ. И такъ "горная свобода", которая составляетъ теперь вопросъ весьма интересный для промышленности и экономистовъ, силою обстоятельствъ была издавна рѣшена въ землѣ Войска Донского, и при томъ весьма полно и радикально.
  Къ сожалѣнію, радикальность рѣшенія вопроса дурно отозвалась на дѣлѣ. Оно допускало такой случай, при которомъ безъ оцѣнки и вознагражденія усадьба, самая лучшая пахотная земля, сады, огороды могли быть по принужденію снесены съ ихъ мѣстъ, но другія мѣста, лишь количественно имъ равныя,— могли быть замѣнены мѣстами отдаленными, отчего возникла-бы черезполосность. Такая юридическая постановка нуждалась въ одной лишь оговоркѣ, а именно: нужно было обусловить вознагражденіе владѣльцу поверхности земли за убытки переноса и установить принципъ добровольнаго соглашенія.
  Когда нѣдра земли начали получать особое значеніе въ виду открываемыхъ мѣсторожденій, то чтобы избѣжать непріятностей, сопряженныхъ съ безусловнымъ перемѣщеніемъ своихъ имуществъ владѣльцу, оставалось одно — скрывать содержимое въ нѣдрахъ его надѣла, что, конечно, тормозило развитіе горнаго дѣла.
  Но "шила въ мѣшкѣ не утаишь", говоритъ русская пословица, и многія мѣсторожденія углей и рудъ вылѣзли такъ явно и въ такихъ людныхъ мѣстахъ на поверхность земли въ видѣ естественныхъ обнаженій, что утаить ихъ было невозможно, и вначалѣ 19 столѣтія уже многія изъ нихъ стали извѣстными не только мѣстнымъ людямъ, но они уже начинаютъ быть извѣстными и въ литературѣ горнаго дѣла.
  Нѣкоторыя изъ нихъ были описаны горными инженерами Луганскаго округа и попали въ списки Ле-Пле и Моленво въ 1837— 1839 г.г. (Изслѣдованіе Донецкаго кряжа, пер. Щуровскаго 1854 г.).
  Во время управленія атамана графа Платова всѣ войсковыя учрежденія были перенесены изъ Черкасской станицы, расположенной на лѣвой сторонѣ Дона, во вновь отстроенный городъ Новочеркасскъ, расположенный вдали отъ Дона на р. Тузловѣ, на безлѣсной оголенной горѣ.
Черкасская станица получила названіе "Старочеркасскъ".
  Старочеркасскъ, конечно, имѣлъ свои неудобства, но находясь среди пахотныхъ земель, камышей и пастбищъ, онъ былъ всегда обезпеченъ дешевымъ топливомъ въ видѣ камышей, соломы и кизяка. Напротивъ, новый городъ Новочеркасскъ поставленъ былъ въ плохое положеніе въ этомъ отношеніи.
  Какъ административный центръ онъ разростался, но былъ изолированъ отъ хлѣбородныхъ прирѣчныхъ мѣстъ, и нужда въ топливѣ для него все болѣе и болѣе увеличивалась.
  Обстоятельство это, съ одной стороны, а съ другой — свѣдѣніе о томъ, что въ 30 верстахъ отъ города, изъ береговъ рѣки Грушевки выглядываютъ два пласта чернаго матеріала, способнаго горѣть и грѣть, заставили обратить на нихъ вниманіе не только жителей, но и начальство Войска. Атаманъ Власовъ распорядился въ 1837 году нарядить рабочую команду для разработки найденнаго минерала. Знающихъ горное дѣло людей не нашлось, а потому разработку начали просто снятіемъ съ пластовъ каменной прикрышки. Работали ломами, кирками, сняли камень и дошли до пластовъ. Не знаю, что теперь сдѣлалось съ этими горными работами, но въ 1885 году еще существовали двѣ квадратныхъ выемки, причемъ каждая имѣла поперечное сѣченіе около 49 квадратныхъ саженъ.
  Такой способъ эксплоатаціи, конечно, скоро былъ признанъ невыгоднымъ и работа была пріостановлена.
  Тогда явились охотники добывать уголь наклонными галлереями по уклону пластовъ, проведенными въ самыхъ пластахъ.
Галлереи проводили въ разстояніяхъ одна отъ другой отъ 15 до 20 саж., глубина же, до которой ихъ доводили, была различна и зависѣла отъ встрѣчи водныхъ протоковъ.
  Добываемый уголь по химическимъ анализамъ, плотности, величинѣ кусковъ оказался антрацитомъ высокаго качества и сталъ извѣстнымъ подъ именемъ "Грушевскаго антрацита".
Превосходныя качества этого топлива вскорѣ сдѣлали его извѣстнымъ въ сосѣднихъ городахъ Ростовѣ и Таганрогѣ и слухи о нихъ дошли до Петрограда.
  Въ 1839 году, какъ было упомянуто выше, на грушевскій рудникъ по приказанію Начальника Штаба Корпуса горныхъ инженеровъ Чевкина былъ командированъ инженеръ Иваницкій, которому вмѣстѣ съ тѣмъ было поручено испытать грушевскій антрацитъ въ Луганскомъ заводѣ.
  Опытъ Иваницкаго и анализы, произведенныя въ лабориторіи Министерства Финансовъ, окончательно утвердили славу Грушевскаго антрацита ("Горный Журналъ" 1840 г., ч. 2, ст. 342).
  Замѣчательно, что въ описаніяхъ антрацита и даже въ лекціяхъ минералоговъ долгое время (напр., въ 1856 году) отличительнымъ признакомъ грушевскаго антрацита отъ другихъ углей приводилась "побѣжалость", съ объясненіемъ — игра цвѣтовъ голубиной шеи, что въ настоящее время съ глубиной выработокъ исчезло и считается признакомъ вывѣтриванія. Называли антрацитъ также лучистымъ ("Горн. Журн.", ст. Иванова, II кн. стр. 342).
  Къ добычѣ допускались лишь донскіе уроженцы, а такъ какъ антрацитъ въ нѣдрахъ земли составлялъ войсковую собственность, то и они получали право разработки лишь съ погодичными платежами въ пользу Войска.
  Въ концѣ 30-хъ годовъ (1837—39) въ Донецкомъ кряжѣ осматривала мѣсторожденія экспедиція, состоящая изъ французскихъ горныхъ инженеровъ Ле-Пле (металлург.) и Моленво (геолог.) и др. Экспедиція, осмотрѣвъ Грушевское мѣсторожденіе, занялась главнымъ образомъ вопросомъ о томъ, есть ли въ этомъ мѣсторожденіи еще пласты, кромѣ двухъ извѣстныхъ, и такъ какъ она вела развѣдку въ породахъ въ почвѣ двухъ пластовъ, то, пробуривъ въ глубину около 50 саж., сдѣлала ошибочное заключеніе, что свита состоитъ только изъ двухъ пластовъ, между тѣмъ какъ впослѣдствіи, когда начали углублять глубокія шахты, на рудникѣ открылись еще два верхнихъ пласта: первый въ 0,60 м. и второй въ 0,70 м. (12—16 верстъ).
  Вскорѣ послѣ описаній и работъ экспедиціи Ле-Пле при атаманѣ Власовѣ, послѣдовало отмежеваніе всѣхъ извѣстныхъ значительныхъ мѣсторожденій разностей каменнаго угля въ собственность Войска. Такихъ площадей набралось 32, а съ Грушевскимъ рудникомъ 33.
  Для опредѣленія фигуры и величины площадей отводовъ изъ Луганскаго завода были командированы инженеры: Томиловъ и Анисимовъ. Инженеру Томилову было вмѣнено въ обязанность указать мѣры, которыя было необходимо предпринять для упорядоченія разработокъ антрацита на Грушевкѣ.
  Въ 1841 году на площади Грушевскаго мѣсторожденія было отмежевано при посредствѣ Томилова 124 участка по 1500 кв. саж. каждый съ общей площадью 186.000 кв. саж., содержащей до 100.000.000 пуд. антрацита. Томиловымъ же была заложена первая шахта, которая послужила образцомъ для всѣхъ позднѣе заложенныхъ шахтъ на 124 участкахъ, причемъ нѣкоторые участки были соединены попарно.
  Въ 1844 году учреждена должность смотрителя копей, а въ 1846 г. установлена отчетность по добычѣ антрацита. Въ 1851 г. 20 октября послѣдовало утвержденіе положенія по разработкѣ антрацита на рѣкѣ Грушевкѣ.
  Положеніе 1851 года имѣло цѣлью упорядоченіе промысла и коснулось такихъ подробностей, что опредѣляло: размѣръ шахтъ и детали ихъ крѣпленія, проведеніе основныхъ галлерей и ихъ размѣровъ. Наблюденіе за исполненіемъ правилъ поручено было военному инженеру подполковнику барону Врангелю, переведенному изъ Корпуса горныхъ инженеровъ нарочно въ военное вѣдомство, ибо послѣднее не могло выносить сотрудничество лицъ, ему не вполнѣ подчиненныхъ.
  Въ 1851 году изъ Горнаго Института вышли въ первый разъ два уроженца земли Войска Донского, но и тѣ были изъ инженеровъ — Неручиновъ, переименованный въ эсаула Войска Донского, и назначены — одинъ (Желтоножкинъ) помощникомъ къ барону Врангелю, а другой: (Югановъ) — столоначальникомъ (по шорнымъ дѣламъ) въ Войсковое Правленіе.
На нѣкоторое время водворился передыхъ на Грушевскомъ рудникѣ.
  Непрерывно возрастающая потребность въ топливѣ въ городахъ Новочеркасскѣ, Ростовѣ и Таганрогѣ обезпечивала сбытъ, а потому производительность копей съ каждымъ годомъ все болѣе и болѣе возростала; такъ, если по указанію Иваницкаго въ 1839 г. рудникъ добывалъ всего 30.000 п., то въ 1849 г. уже было добыто 2.300.000 пуд., а въ 1858 г. 3.300.000 пуд.
  Во время Севастопольской войны сочли нужнымъ партію въ 1.500.000 п. Грушевскаго антрацита доставить въ Петроградъ для нуждъ Балтійскаго флота. Въ Новочеркасскъ для этого былъ командированъ исправляющій должность Директора Коммисаріатскаго Департамента кн. Оболенскій для переговоровъ по выполненію этого дѣла, — и доставка была организована. Въ навигацію 1854 г. было доставлено 580.000 п., а въ 1858 году — остальное количество.
  Антрацитъ перевозился на фурахъ въ Мелаховскую станицу и въ Дубовку и въ первой стоилъ 8 к., а во второй 21 к. Изъ этихъ двухъ мѣстъ дальнѣйшая перевозка уже лежала на обязанности компаніи Нижегородской машинной фабрики, которая нарочно для выполненія подряда организовала пароходство на Дону за платы изъ Мелиховской ст. по 42 коп. за пудъ, а изъ Дубовки по 29 к., вслѣдствіе чего пудъ антрацита въ Петроградѣ обошелся въ 50 к.
  Эта экстренная, успѣшно выполненная доставка малоцѣннаго груза на фурахъ по Дону и Волгѣ, оказалась крайне полезной въ томъ отношеніи, что указала пользу и важность учрежденія усовершенствованнаго сообщенія между Балтійскимъ и Чернымъ морями, а также и то обстоятельство, что для развивающейся потребности уже необходимы рудники, правильно устроенные, требующіе большихъ затратъ на ихъ устройство.
  Изъ статьи безъ подписи автора, помѣщенной въ "Горномъ Журналѣ" 1842 г. кн. I, ч. I, стр. 117 "О мѣсторожденіяхъ антрацита въ З. В. Д. и о выгодности и открыть тамъ разработки сего минерала" видно, что на разработку Грушевскаго антрацита посягали иногородцы. Въ 1841 г. — это были чиновники, состоящіе при графь Воронцовѣ, причемъ иниціаторомъ accoцiацiи и былъ инженеръ Гурьевъ.
  Гурьевъ по уполномочію подалъ прошеніе атаману Власову, въ которомъ, послѣ исчисленія потребности въ топливѣ въ береговыхъ мѣстахъ Чернаго моря и опредѣленія ея наименьшаго ежегоднаго размѣра для предстоящихъ двухъ лѣтъ (1842—43) въ 3.300.000 пуд., испрашиваетъ право получить:

1) для временныхъ работъ отвода изъ свободной площади Грушевскаго мѣсторожденія въ 4.000 кв. саж., заключающихъ въ нѣдрахъ 2.800.000 п. и 2) право пріискать и получить углесодержащую площадь для ея эксплоатаціи съ цѣлью удовлетворенія потребностей послѣдующихъ лѣтъ на р. Донцѣ. При этомъ указывалась мѣстность около Екатерининской станицы на р. Донцѣ, уже бывшая въ распоряженіи Луганскаго завода.

Гурьевъ также ходатайствовалъ о мѣрахъ сдѣлать Донецъ судоходнымъ въ его низовьяхъ. Ходатайство это осталось неуваженнымъ. Донцы дорожили богатствами нѣдръ своей земли и предполагали эксплоатировать ихъ собственными средствами, но средствъ не находилось, люди богатые не рисковали своими капиталами, а предпріимчивые — ихъ не имѣли, да и достать не могли (банковъ абсолютно не было).
  Наступили войны: сперва турецкая, послѣ нея севастопольская, затѣмъ миръ. Донцы вернулись съ войны съ сумами не безъ денегъ.
  Между тѣмъ работы на 124 отводахъ 1841 г. неоспоримо доказали:

1) что дѣло добычи антрацита можетъ быть весьма прибыльно, 2) что правила 1851 г. требуютъ исправленія и дополненій и 3) что потребность въ антрацитѣ весьма значительна и съ каждымъ годомъ развивается въ приморскихъ городахъ Чернаго моря и, слѣдовательно, усиленіе добычи этого топлива весьма полезно, желательно и выгодно для предпринимателей.

  Въ Войсковое Правленіе поступало множество прошеній — мѣстные горные инженеры-казаки совмѣстно съ барономъ Врангелемъ составили проектный планъ отводовъ для удовлетворенія просьбъ, а также и новыя правила.
  Правила опредѣляли: величину отводовъ по 100 с. длиной, а шириной отъ 25 саж. для шахтъ при выходѣ пластовъ на поверхность и до 50 саж. для мѣстъ болѣе глубокихъ, такъ что участки должны были быть отъ 2500 до 5000 кв. саж.
  Дозволялось нѣсколькимъ лицамъ соединять свои отводы для совмѣстныхъ работъ, что было воспрещено правилами 1851 г.
  Мѣстное Управленіе черезъ атамана Хомутова представило дѣло въ Петроградъ въ Управленіе иррегулярныхъ войскъ, гдѣ оно лежало, долго, но все-таки утвержденіе послѣдовало 7-го марта 1856 г., причемъ побудительной причиной было особое обстоятельство, о которомъ я сообщу на слѣдующихъ страницахъ.
  На основаніи новыхъ правилъ было отведено въ 1858 г. — 254 участка съ общей поверхностью въ 3 к. в. 89.250 с., въ 1859 г, — 13 участковъ съ общ. пов. въ 129.500 кв. с., въ I860 г. — 51 участокъ. Всего 418 уч. и еще предположено было отвести 250 участковъ.
— —
  Въ заключеніе этого отдѣла я считаю нужнымъ кратко описать положеніе старыхъ 124 отводовъ 1859 г.
  Отводы были сдѣланы въ 1841 г. безъ предварительной развѣдки, а потому длинныя ихъ стороны не совпадали съ линіями простиранія пластовъ. Обстоятельство это застявляло главные откаточные ходы, которые должны быть возможно близки къ простиранію пласта, врѣзать въ участки нижележащихъ отводовъ. Соединеніе верхняго участка съ нижнимъ не допускалось правилами, между тѣмъ владѣльцы, подъ предлогомъ нечаянности, сплошь и рядомъ старались соединить свои работы съ нижележащими сосѣдними, что отчасти было раціонально въ отношеніи вентиляціи, а, съ другой стороны, злостно-съ цѣлью заставить владѣльца нижняго участка отливать воду собственнаго участка.
  Вода, неперехваченная въ верху, конечно, шла въ нижніе участки, которые вконцѣ и были затоплены.
  Особенно затопленію шахтъ способствовало еще то обстоятельство, что на все лѣто работы почти на всѣхъ отводахъ прекращались: рабочіе были пришлые изъ русскихъ губерній: Тульской, Калужской, Тамбовской и др. и каждый годъ, на все лѣто уходили домой на полевыя работы или за Донъ въ урожайныя поля и привольныя степи. Удержаніе ихъ на работахъ обходилось дорого. Вообще дѣло шло плохо, возникала масса процессовъ нз неправильныя дѣйствія сосѣдей. Объ учрежденной общественной дружной отливкѣ воды только шли переговоры, а если ее и начинали, то скоро прекращали, опять-таки по взаимнымъ несогласіямъ. Владѣльцы верхнихъ участковъ удобно отливали свою воду и не хотѣли входить въ дѣло общественной отливки, а вода тѣмъ временемъ все болѣе и болѣе накоплялась въ выработанныхъ пространствахъ и мало-по-малу затопляла всѣ выработки, такъ что въ 1858 г. въ средней части 124 отводовъ работала лишь одна шахта, изъ которой въ теченіе 1859 г. было выработано 400.000 пуд., между тѣмъ потребность разрасталась съ каждымъ годомъ и уже опредѣлилась не менѣе 3.500.000 пуд. въ годъ.
  Удовлетворить такую потребность помогли работы новыхъ шахтъ тѣхъ счастливыхъ владѣльцевъ, въ нѣдрахъ отводовъ которыхъ пласты оказались на небольшихъ глубинахъ.
— —
  Послѣ Крымской войны генералъ-адмиралъ Великій Князь Константинъ Николаевичъ предпринялъ путешествіе въ Іерусалимъ; его сопровождали два предпріимчивыхъ лица: флигель-адьютантъ капитанъ 1-го ранга Н. А. Аркосъ и отъ Синода Новосельскій.
  Во время этого путешествія Великому Князю означенными лицами была внушена мысль: вслѣдствіе запрещенія Россіи имѣть флотъ въ Черномъ морѣ, выстроить такой коммерческій флотъ, который въ случаѣ нужды могъ-6ы быть обращенъ на военныя надобности.
  Флотъ этотъ долженъ быть коммерческій, субсидированный правительствомъ, всегда готовый къ его услугамъ.
  Великій Князь сдѣлался сторонникомъ этой идеи, и 4-го мая 1856 г. она была проведена черезъ Комитетъ Министровъ, а 7-го мая Министру Финансовъ Н. А. Аркасъ и Н. А. Новосельскій вручили прошеніе объ учрежденіи О-ва подъ фирмой "Русское Общество Пароходства и Торговли".
  Прошеніе и проектъ устава были доложены Министромъ Финансовъ Брокомъ Комитету Министровъ, который въ своихъ засѣданіяхъ 9, 12 и 17 іюня обсудилъ еще и добавочный вопросъ о томъ, какимъ топливомъ долженъ будетъ снабжаться проектируемый флотъ и, между прочимъ, постановилъ:

"для полученія топлива съ умѣренными расходами просить Военнаго Министра оказать содѣйствіе къ отводу для этой цѣли Обществу достаточнаго участка земли въ Области Войска Донского, близъ Грушевскихъ копей, на основаніи существующихъ въ Войскѣ на сей предметъ правилъ".

  Военный Министръ ген. отъ артиллеріи Сухозанетъ тутъ же далъ свое согласіе безъ всякаго спроса Управленія иррегулярныхъ войскъ и Военнаго Совѣта.

  3-го августа 1856 г. послѣдовало ВЫСОЧАЙШЕЕ утвержденіе устава и рудникъ Русскаго Общества Пароходства и Торговли получилъ право на существованіе въ землѣ Войска Донского.
  Въ то время, когда 17-го іюня было постановлено Комитетомъ Министровъ надѣлить Русское Общество Пароходства и Торговли участкомъ на основаніи правилъ, для того установленныхъ, правилъ еще не было, и долго лежалъ бы ихъ проектъ, представленный въ 1851 г.; теперь ихъ существованіе пришлось спѣшно осуществить, и 7-го августа они были поднесены на ВЫСОЧАЙШЕЕ утвержденіе.
  Аркасъ и Новосельскій спѣшили начать угольное дѣло; по ихъ соображеніямъ въ навигацію 1857 г. уже требовалось 525.000 пуд.
  Обратились они къ Начальнику Штаба корпуса горныхъ инженеровъ съ просьбой рекомендовать для дѣла способнаго инженера, и имъ былъ рекомендованъ горный инженеръ капитанъ Пфейферъ, тотъ самый, котораго Чевкинъ вмѣстѣ сь барономъ Врангелемъ и Ковалевскимъ посылалъ на два года заграницу для изученія каменноугольнаго дѣла.
  Излагая исторію рудника Русскаго Общества Пароходства и Торговли въ слѣдующей части, Гл. I, я подробно выясню положеніе дѣлъ этого рудника, теперь же приведу только тотъ фактъ, что Пфейферъ съ момента своего поступленія на службу О-ва неосновательно далъ, а затѣмъ повторялъ свои обѣщанія  въ скоромъ времени начать и производить добычу антрацита, а при избраніи мѣста для рудника сдѣлалъ непростительную ошибку.

Луганскій горный округъ отъ 1845—1860 г.г.

  Съ 1845 г., послѣ послѣдняго опыта проплавки рудъ, Луганскій заводъ, какъ спеціально литейный, влачилъ жалкое существованіе, но настали для Россіи тяжелые дни Крымской войны и Луганскій заводъ проявилъ необычайную дѣятельность (1853—1854 г.), такъ какъ главнымъ образомъ, ему пришлось снабжать армію боевыми снарядами. Отливка снарядовъ шла изъ многихъ вагранокъ, чугунъ доставлялся и съ Урала, и изъ Севастополя; переливали непріятельскіе снаряды, попадавшіе въ крѣпость.
  Жители селенія имѣли хорошіе заработки и наживали капиталы на перевозкахъ матеріаловъ.
  Въ 1859 году я засталъ Луганскій заводъ оживленнымъ и богатымъ городомъ. Еще до Севастопольской войны 14 ноября 1852 г. послѣдовало предписаніе Министра Финансовъ начальнику Луганскаго округа о томъ, чтобы было приступлено къ возможно точнымъ развѣдкамъ въ краѣ.
  Развѣдочныя работы были начаты, во время войны прекращались, а послѣ нея были начаты снова. Не видно, чтобы на нихъ были отпущены достаточныя средства, они направлялись и сконцентрировались около сел. Государевъ-Байракъ, Желѣзное, Зайцево, Никитовка и около Софіевки помѣщ. Раевскихъ, что дѣлалось по указаніямъ А. Ф. Мевіуса.
  Подготовляя территорію для заводовъ, горное вѣдомство пожелало, наконецъ, подготовить для дѣла и инженеровъ.
  Въ 1855 г. три инженера, трехъ спеціальностей: А. Ф. Мевіусъ, (металлургъ), П. А. Вагнеръ (горный) и И. Ф. Фелькнеръ (механикъ) были командированы въ Западную Европу. Каждый изъ нихъ долженъ былъ заграницей заниматься по своей спеціальности, и всѣ вмѣстѣ составляли коммиссію для выбора и покупки необходимыхъ машинъ и аппаратовъ, Комиссія эта была, конечно, полуоффиціальная, основанная болѣе на словесныхъ инструкціяхъ и неоправдала, какъ увидимъ, возлагаемыхъ на него надеждъ.
  Члены комиссіи перессорились между собой и причиною ссоры былъ выборъ завода для исполненія заказа. Мевіусомъ былъ избранъ заводъ Дорлодо, весьма плохой репутаціи, Вагнеръ и Фелькнеръ были противъ и, какъ оказалось впослѣдствіи, были совершенно правы.
  По возвращеніи изъ-заграницы Мевіусъ былъ назначенъ строителемъ завода, Фелькнеръ остался механикомъ при Луганскомъ заводѣ, а Вагнеръ былъ назначенъ управляющимъ Лисичанскаго рудника, такъ какъ и тотъ и другой не захотѣли служить съ Мевіусомъ.
  А. Ф. Мевіусъ мѣстомъ для завода избралъ землю на р. Садкѣ (100 десят. изъ казенной земли), объясняя это избраніе центральностью въ отношеніи рудныхъ мѣсторожденій.
  Что касается до пріобрѣтенія необходимаго топлива, то Мевіусъ вошелъ въ договоръ съ Раевскими, по которому казна получила право разработки мѣсторожденія за попудную плату въ ½ коп. 
  Къ устройству завода и рудниковъ было приступлено въ 1858 году, заводъ названъ Петровскимъ, а рудникъ — Софіевскимъ.
  Въ 1859 году производилась постройка завода, а на рудникѣ инженеромъ Сопальскимь проводились двѣ штольны и шла подготовка для добычи по 2000 пуд. въ сутки, что соотвѣтствуетъ годовой добычѣ отъ 500.000 до 600.000 пудовъ.

Заключеніе.

  Отъ начала горныхъ дѣлъ (1715—1860 г.) прошло 145—лѣтъ, результаты развитія промышленности оказались малыми.
Чугуна и желѣза не получили. Въ 1859 году добыча антрацита на Грушевкѣ достигла до 3.500.000 п.

Добыча угля въ Лисичанскомъ районѣ:
а) на казенныхъ копяхъ до 350.000 п.
б) на частныхъ 250.000 п.

Добыча угля на копяхъ: Успенской, Александровской и друг. до 300.000 „

Всего минеральнаго топлива въ 1859 году добыто 4.400.000 п.

  Продуктивность жалкая, но и потребность тоже была малая, ибо не было ни желѣзныхъ дорогъ, ни пароходства, ни фабрикъ, ни заводовъ и важнѣе всего то, что металлургическое дѣло шло отъ начала до конца крайне неудачно, а для домашняго отопленія употреблялся кизякъ да солома.
  Славянскія солеварни доставляли соли до 60.000 п. причемъ, какъ топливо, для нихъ служилъ лисичанскій уголь.
  Въ Бахмутѣ солевареніе было прекращено, такъ какъ нельзя было конкуррировать ни съ солью славянскою, а тѣмъ болѣе съ самосадочной — крымской.

П. Горловъ.
25 XI 1914


Комментариев нет:

Отправить комментарий