Admin Control Panel 

 Новый постСообщенияНастройкиДизайнHTMLКомментарииAdSenseСтатистикаВыход 
Drop Down MenusCSS Drop Down MenuPure CSS Dropdown Menu

четверг, 24 марта 2016 г.

Григорьевский рудник генерала В.С. Токайшвили

Белицкий П.В. Григорьевский рудник– Григорьевская ветвь

Изложена история работы рудника генерала В.С. Токайшвили и соседних крестьянских шахт близ владельческой деревни Григорьевка Гришинской волости Бахмутского уезда до событий 1917-1920 г.г.


Месторождение угля. Системные геологические разведки и изучение угленосности Западного Донбасса начались ещё в 1791 году [1, c. 232]. Ещё тогда горный инженер И. Бригонцов, по распоряжению Новороссийского генерал-губернатора П.А. Зубова, изучал месторождения каменного угля в Бахмутском и Екатеринославском уездах. В своей рукописи «Руководство к познанию, разрабатыванию и употреблению каменного угля…» (Екатеринослав, 1795), инженер указал, что «… находятся каменные уголья в Павлоградском уезде в селе Гродовке на реке Журавке, Святогоровке, Экономической и ещё в другом месте на реке Грузской и Липовом буераке» [2].

  Начиная с 1830 года, в Донбасс направляются горные инженеры и геологи с целью изучения здешних месторождений угля и других полезных ископаемых. В 1839 году А.А. Анисимов обнаружил каменноугольные отложения в долине реки Казённый Торец, которые прослеживались вплоть до устья Грузской (район восточнее Золотого Колодезя) [2].

Карта Ф.Ф.Шуберта, 1860 год. Балки Грузская и Липовая находятся практически на равном удалении от деревни Григорьевка при реке Казённый Торец, - к югу и северу, соответственно.
  Однако, что касается «Липового буерака», системные исследования выходов пластов угля на дневную поверхность именно в этих местах не проводились вплоть до начала ХХ века. На геологической карте братьев Носовых (1869 год) в районе Григорьевки (Разино) указаны линии простирания 5 угольных пластов, а также 1 известняковый пласт. Из указанных угольных пластов, три проходят юго-западнее деревни, - со стороны Мирной Долины (восточная околица с. Красный Лиман Красноармейского района), два – северо-восточнее деревни, - со стороны Михайловки и Еленовки (соответственно, Бойковка и Новоторецкое Добропольского района). Практически по западной окраине деревни Григорьевка, согласно указанной карте, проходит линия простирания известнякового пласта, достигая Липового буерака [3].

  Что же касается характера каменноугольных отложений в районе верхнего течения рек Казённый Торец и Бык, братья Носовы считали, что эти отложения носят островной характер. Дальнейшее изучение недр Западного Донбасса опровергло данное утверждение: ещё В.А. Домгер и А.В. Гуров в 80-х г.г., Ф.Н. Чернышёв и Л.И. Лутугин – в 90-х г.г. XIX века сначала поставили под сомнение сей тезис, а в дальнейшем – доказали неразрывность простирания пластов угля, разрабатываемого в Старом и Западном Донбассе. Однако вплоть до промышленного подъёма 1910-1914 г.г. все геологические карты Западного Донбасса составлялись на основе данных братьев Носовых [2; 4].

Фрагмент Карты исследуемых местностей в западной части Донецкого Каменноугольного кряжа составленная горными инженерами Носовыми, 10 верст, 1869 год
  Ф.Н. Чернышёв доказал, что «… все пласты, залегающие в районе Юзово – Мушкетово – Мандрыкино – Рудничная (до 40 рабочих пластов), переходят на запад от линии Ясиноватая – Еленовка, захватывая восточную часть треугольника Еленовка – Ясиноватая – Чаплино и пятиугольника Ясиноватая – Славянск – Лозовая – Синельниково – Чаплино, в каковых площадях поныне открыто до 20 рабочих пластов, составляющих их продолжение, из которых особенно хорошо исследован (открыт на протяжении около 40 вёрст по простиранию) так называемый Бахиревский пласт, 3/4 аршина толщиною, получивший название по фамилии владельцев деревни Жёлтой, где он впервые был найден. Все эти 40 пластов.., имеющие простирание между станциями Ясиноватая и Мандрыкино в направлении к юго-западу, делают затем довольно крутой поворот.., переходя сначала в простирание северное, вплоть до селений Жёлтая (Бахиревых), Новотроицкое (Войнова), Дмитровка (Бодянского) и Удачная (Карпова), от которых получают направление северо-западное, а затем уже по линии селений Беззаботовка (Шкорупина) и Александровка (Бахметьева) переходя к северо-востоку» [5, с. 3-4].

  В 1902 году инженер И.П. Табурно разработал проект частной Руднично-Лозовской железной дороги в общем направлении станция Рудничная (Рутченково) – станция Гришино (Красноармейск) – разъезд № 14 Малиновка (Дубово), предназначенной для обслуживания недр Западного Донбасса. О причинах трассировки Руднично-Лозовской железной дороги автор проекта говорил следующее: «… По количеству и качеству залегающих углей, описанный район, который для удобства будем называть Гришинским каменноугольным районом, представляется весьма многообещающим для всякой железнодорожной линии, которая поставила бы себе задачею обслуживать этот район для экспорта сокрытых в нём подземных богатств, прорезав возможно большее число составляющих их пластов» [5, c. 5]. Кстати, И.П. Табурно одним из первых, - если не первым, - употребил в документах того времени словосочетание «Гришинский каменноугольный район», которое будет на слуху у горнопромышленников ещё долго.

  Однако, для решения озвученной задачи трассировки железной дороги, следовало найти основной пласт так называемой «Гришинской» свиты углей, который в начале ХХ века определён не был! И.П. Табурно принял за основной т.н. Бахиревский пласт [5, c. 4], он же – f3 [6, л. 21], линия простирания которого «не доходила» до Курско-Харьковско-Севастопольской железной дороги, к которой про разъезду № 14 примыкала проектируемая магистраль.

  Говоря о местном каменном угле, следует заметить, что И.П. Табурно не слишком высоко ценил открытые геологами и разрабатываемые кустарным способом участки месторождения в районе станции Гришино, указывая на общую добычу угля по всем мелким копям как южнее, так и севернее станции, в 5 млн. пудов в год (укрупнённо – один большой рудник) [5, c. 10]. Перспективные участки месторождения угля в районах Доброполья, Завидово (Завидо-Кудашёво), Святогоровки, Александровки, Золотого Колодезя, Ново-Экономического, - не говоря уже об «островке» в районе Григорьевки, в пояснительной записке к проекту Руднично-Лозовской железной дороги попросту не упоминались!

  О «разных грузах» Руднично-Лозовской железной дороги было сказано следующее: «Если добавить, что каменноугольные пласты сопровождаются пластами известняков весьма высоких качеств (долины рек Казённый Торец, Солёная и т.д., - прим.), которые в спросе для расположенных тут же доменных производств в роли флюса, и для строительных надобностей, что здесь же имеются прекрасные огнеупорные глины (по-видимому, речь идёт о каолине, недавно обнаруженном в Завидово, - прим. [7]) и железная руда (район сёл Новотроицкое на реке Солёная и Марьянка на речке Гнилуша, - прим. [4]), то можно утверждать, не опасаясь ошибиться, что дорога должна быть выстроена для двойного пути, который может потребоваться в самом ближайшем будущем» [5, c. 5].

  В районе Завидово, кроме огнеупоров, также залегали: известняк, гравий, строительный камень, песчаник и песок [8, c. 1244]. Например, карьер известкового камня М.Ю. Карпаса по реке Солёная юго-западнее Сазоновой балки и рудника В.О. Файнштейна [9, c. 4-5], наверняка, использовался для производства негашённой извести на Войновском известковом заводе при селе Новотроицкое [6, л. 39]. В районе современного села Петровка (99-я верста трассы Руднично-Лозовской железной дороги от разъезда № 14 Малиновка) располагался карьер известкового бутового камня, который предполагалось использовать при строительстве проектируемой магистрали. Карьер с добычей песчаника, - для аналогичных строительных нужд, располагался в долине реки Казённый Торец в 10 верстах от трассы проектируемой дороги. В 4-5 верстах от проектируемой станции Вуково (2,5 км юго-восточнее станции Гришино Екатерининской железной дороги) располагалось большое месторождение песка, который также предусматривалось использовать при строительстве Руднично-Лозовской дороги, обустроив здесь песчаный карьер и подведя к нему отдельную железнодорожную ветку. Средняя дальность подвоза местных стройматериалов оценивалась в 35 вёрст [5, c. 9].

  Итак, вплоть до начала ХХ века, не смотря на имеющиеся сведения об угленосности «Липового буерака», разработка угля здесь не планировалась. Однако имеющиеся сведения показывают, что здесь могла производиться разработка других полезных ископаемых.

Григорьевский рудник. В начале ХХ века в Липовой балке (имение «Григорьевка») в 15 верстах от станции Гришино, - в районе современного села Луначарское (в обиходе – Фёдоровка) был заложен рудник генерал-майора В.С. Токайшвили. До того, как заняться разработкой недр Западного Донбасса, ещё не отставной генерал В.С. Токайшвили был «замечен» в Прибалтике, где руководил подавлением революционного мятежа. Народная молва сохранила другое название данного рудника – «генеральская шахта» [2]. Выбор места для будущего рудника был произведен в 1906 году [10, c. 3], и в следующем году началось строительство первой шахты. В 1908 году журнал «Горно-заводской листок» поместил следующую новость: «Открытие нового рудника. При станции Гришино Екатерининской [железной] дороги в имении Григорьевка, принадлежащем генерал-майору В.С.Токайшвили, открыт каменноугольный рудник; отправка каменного угля от имени Токайшвили будет производиться с ноября [1908 года]» [11, с. 10801]. Впрочем, первые сведения о добыче угля на новом руднике датированы 1909 годом [12, с. 962].

  Почему выбор отставного генерала пал именно на Григорьевку – доподлинно не известно. Возможно, потому что это был огромный кусок земли, не занятый из-за недостаточной изученности никем из влиятельных промышленников. Вот что говорил об угленосности вверенного ему участка сам генерал: «В Гришинском [каменноугольном] районе в глубокой балке залегает пласт [угля] в 16 четвертей. На геологической карте свита эта не показана; она не нанесена проф. [А.В.] Гуровым вовсе. Но оказывается, что эта свита представляет границу знаменитой в Донецком бассейне котловины. Вся свита не открыта, потому что покрыта наносным слоем по 15 саж.» [13, с. 119].

  Так или иначе, в 1911 году производимые «в имениях И.В. Енина и генеральши [Н.А].Токай-Швили близ станции Гришино разведки не дали благоприятных результатов» [14, c. 17]. Не смотря на столь мрачные перспективы, генерал решил рискнуть, и предприятие, работавшее до того уже два года, закрыто не было. Шахты «генеральского рудника» и соседних крестьянских копей разрабатывали тощие угли [15, л. 27].

  В течение первого полугодия 1910 года на Григорьевском руднике генерал-майора В.С. Токайшвили (по данным горного надзора, владелицей рудника была супруга генерала Н.А. Токайшвили) было добыто 0,12 млн. пудов угля, за календарный год – 0,163 млн. пудов угля. В связи с отсутствием адекватных подъездных путей (16 вёрст от станции Гришино), угледобыча на руднике колебалась: в 1911 году рудник выдал всего лишь 0,096 млн. пудов угля, в первом полугодии 1912 года здесь было добыто уже 0,2 млн. пудов, а за аналогичный период 1913 года – всего лишь 0,13 млн. пудов (причём, за год добыча составила 0,15 млн. пудов). Ежегодная добыча на руднике, при наиболее благоприятных условиях, составляла примерно 0,4 млн. пудов, из них только 0,1 млн. пудов угля поступало на погрузку в железнодорожные вагоны по станции Гришино, - остальное продавалось на месте. Добывающая способность рудника в 1911 году оценивалась в 2 млн. пудов (предполагалось открыть 3 шахты с суммарной производительностью до 2 млн. пудов), в 1912-1913 г.г. – лишь в 1 млн. пудов. Управляющим на руднике был С.Н.Богарников [10, с. 3; 12, с. 962; 14, с. 36; 16, c. 15; 17, c. 9; 18, c. 9; 19, c. 11; 20, с. 182-183; 21, с. 24-25].

  Согласно отчёту начальника горного управления Южной России за 1914 год, Генеральская копь (уже!!!) Алексеевского товарищества (1 шахта, 22 работника) имела гужевой подъездной путь к станции Гришино. Здесь было добыто 0,03 млн. пудов при добывающей способности 0,7 млн. пудов. Таким образом, генерал-майор В.С. Токайшвили в 1914 году продал свою шахту, при этом, вероятно, он продолжал арендовать имение «Григорьевка» для дальнейшей разработки недр [22, c. 26-27].

  В 1915 году, согласно данным соответствующего отчёта начальника Горного управления Южной России, 124 рабочих Генеральской копи В.И. Алексеева (бывшей Алексеевского товарищества) добыли 0,25 млн. пудов угля при добывающей способности в 2 млн. пудов в год. «В имении жены генерал-майора A.[Н.]А. Токайшвили проходили шахты глубиной до 15 саженей, то есть до встречи с пластом каменного угля следующие предприниматели: Веркен Р.Ф., Давидов М.Л., Изус Д.И., Шинявский А.В., Шпунтов Е.Н., Шульман Н.М.» [23, c. 26-27, 54-55]. Перспективы данного рудника были отнюдь не радужными: согласно статистике Совета Съезда горнопромышленников юга России, в 1915 году на 1916 год была установлена производительность Генеральского рудника (по документу - Алексеевский, бывший Токайшвили) в 0,9 млн. пудов, причём в 1915 году предполагалось добыть 0,23 млн. пудов, в 1916 году – 0,84 млн. пудов угля [24, с. 25].

  Всё же, в 1916 году на Алексеевском (или Генеральском) руднике (бывший Григорьевский, В.С. Токайшвили) установили добывающую способность 2 млн. пудов в год. При этом, предполагали в отчётном году добыть 1,5 млн. пудов угля. Но как показали последующие события, такие планы для рудника без соответствующей технологической и организационной реорганизации были нереальными. Для стабилизации технико-экономических и финансовых показателей работы горнодобывающего предприятия, во второй половине 1916 года было инициировано, а летом 1917 года – создано акционерное общество каменноугольных копей «Григорьевка-Гришино», которое курировало вопросы разработки шахт как бывшего «генеральского рудника», так и копей соседних крестьянских обществ [25, c. 21; 26].

  Журнал «Горно-заводское дело» так охарактеризовал создаваемое в 1916 год акционерное общество: «для эксплуатации залежей каменного угля и других полезных ископаемых в принадлежащем А.Н.А.Токайшвили (супруга вышеуказанного отставного генерала) имении в Бахмутском уезде Екатеринославской губернии и в других местностях для устроения и эксплуатации соответствующих промышленных заводов и для торговли. Основной капитал – 4 млн. рублей (40000 акций по 100 рублей)». В 1917 году Общество выкупило имение Григорьевка у некоего Дж. (И.И.) Симона [15, л. 230-23; 126].

  Акционеры общества «Григорьевка-Гришино» (по состоянию на 1 ноября 1918 года): В.С. Токайшвили – директор общества (20000 акций); Московский промышленный банк (14690 акций); М.А. Бернштейн – директор общества (5000 акций); А.Я. Чемберс – директор, председатель Правления общества (50 акций); А.К. Касьянов – директор общества (50 акций); С.В. Гольденов – кандидат в директора (50 акций); В.А. Шандер – директор-распорядитель общества (50 акций); А.Э. Цывильский – кандидат в директора (50 акций); О.С. Бернштейн – юрисконсульт (10 акций); С.А. Соколов – бухгалтер общества (10 акций); Н.Н. Гребенщиков – член ревизионной комиссии (10 акций); А.И. Николаев (10 акций); Г.А. Паппе – член ревизионной комиссии (10 акций); М.И. Неменский – член ревизионной комиссии (10 акций).

  Кроме того, в Правлении акционерного общества каменноугольных копей «Григорьевка-Гришино», которое находилось в Москве, среди служащих числились: Е.С. и К.С. Острогорские; А.Я. Владимиров; К.Я. и Н.Я. Табалюк; В.Ф. Максимова; К.Я. Плодовский; А.Я. Енгалычева; А. Ненахова; Ф.И. Киселёв; С.И. Соколов – член ревизионной комиссии. Большинство членов и служащих Правления акционерного общества имели Московскую прописку. Исключение составлял В.С. Токайшвили, проживающий в начале 1918 году в г. Ростов-на-Дону, - в гостинице «Палас-Отель».

  В годы существования акционерного общества каменноугольных копей «Григорьевка-Гришино», делами непосредственно на руднике заведовал управляющий копями Л.А. Рабинович. Управление рудником акционерного общества находилось в посёлке станции Гришино [15, л. 55, 92, 141, 215, 229].

  В 1916 году правлением общества были заключены договоры с Каминскими, Мовергозом (Мовергозе), В.И. Алексеевым, А.П. Евтуховым, Рыбкиным, Пеняевым. Также в дореволюционных документах акционерного общества каменноугольных копей «Григорьевка-Гришино» упоминаются Исаакиевские копи [15, л. 17-20, 118, 119; 23, с. 55].

  Создание акционерного общества «Григорьевка-Гришино», как следствие нестабильной работы Генеральского рудника, было связано в первую очередь с отсутствием адекватных подъездных путей к руднику от станции Гришино. Это серьёзно ограничивало возможности как наращивания объёмов угледобычи, так и сбыта продукции…

«Григорьевская линия». В 1911 году начальник Екатерининской железной дороги К.Н. Ванифантьев обратился в Особую Высшую комиссию с предложением более детального изучения перспектив угледобычи в Гришинском каменноугольном районе. Для развития угледобычи было предложено строительство следующих железных дорог. Было предложено, среди всего прочего, строительство Григорьевской подъездной линии (15 вёрст) от станции Гришино к деревне Григорьевка (Разино) через земли крестьян села Новоэкономическое. В перспективе предусматривалось продление данной линии до района станции Краматорская Южных железных дорог путём достраивания пяти последующих очередей. «Ветви, предложенные Управлением Екатерининской железной дороги, имеют большое значение для последней, так как Екатерининская железная дорога получает около 90 % всего груза с ветвей» [27; 28, c. VII-51; 29].

  В 1912 году акционерное общество Северо-Донецкой железной дороги приступило к составлению проекта железнодорожной линии Краматорская – Гришино. В постановлениях XXXVII Съезда горнопромышленников юга России (1912 год) отмечалось: «Поручить Совету Съезда, совместно с представителями Правления Северо-Донецкой железной дороги и пользуясь указаниями профессора Лутугина, трассу ветви от станции Краматорской до Гришино в целях обслуживания ею Гришинского [угленосного] района, а также высказаться в пользу продолжения этой ветви до Рутченково, с целью обслуживания Кураховских и Селидовских месторождений» [30, c. 6390].

  В заседании Уполномоченных XXXVII Съезда горнопромышленников юга России, посвящённом проекту акционерного общества Северодонецкой железной дороги, и состоявшемся в начале февраля, участвовали: председатель бюро уполномоченных XXXVII Съезда – Н.С. Авдаков, уполномоченные – председатель Совета Съезда Н.Ф. фон-Дитмар, А.А. Ауэрбах, С.А. Эрдели, С.А. Ауэрбах, А.Е. Калистратов, Г.А. Кольберг; члены Совета Съезда – предстедатель Правления акционерного общества Северодонецкой железной дороги Ф.Е. Енакиев, М.Н. Лямин, П.Л. Успенский, Д.П. Карницкий; член Государственного Совета В.И. Карпов, геолог профессор Л.И. Лутугин, представитель Северодонецкой железной дороги Е.А. Могиленский.

  Пожалуй, главная особенность проектных работ, выполняемых Управлением Северо-Донецкой железной дороги, в котором разрабатывался проект железной дороги Краматорская – Гришино – Рутченково, состоит в том, что вышеуказанные проектные работы совпали по времени и по своему содержанию с интенсификацией разведки месторождения угля в Западном Донбассе севернее станции Гришино. Северная часть Гришинского каменноугольного района до сих пор оставалась слабо изученной в геологическом контексте. Однако, справедливости ради, следует упомянуть о геологических разведках северной части района, производимых здесь ещё до появления Донецко-Грушевского общества.

  Поводом для проведения масштабных разведочных работ стали действия Донецко-Грушевского акционерного общества каменноугольных и антрацитовых копей по закладке Новоэкономического рудника. Общество стало инициатором проведения разведок в северной части района между главным ходом Екатерининской железной дороги и речкой Бык. Результаты данной геологической разведки легли в основу проектов железных дорог Краматорская – Гришино акционерного общества Северодонецкой железной дороги, а также последовавшего за ним проекта – линии Рутченково – Гришино и Северных подъездных ветвей к станции Гришино техотдела службы пути Екатерининской железной дороги (освещён ниже).

  Л.И. Лутугин писал в одном из своих отчётов: «Рассматриваемая полоса пересекается поперёк речками Бык, Солёная, Волчья и другими, более мелкими. С востока полоса соприкасается с речками Казённым Торцом и Волчьей. По этим речкам и сосредоточены, главным образом, существующие небольшие выработки, так как здесь сосредоточены выходы непосредственно на поверхность угля. Естественные обнажения и произведенные до настоящего времени разведки заставляют признать, что вся означенная площадь отличается сравнительно спокойным залеганием пластов и преимущественно пологим падением, начиная с реки Быка на севере и до реки Осыковой на юге, на всём пространстве разведками обнаружены и обследованы многие пласты. Особенно интенсивно разведки ведутся в последнее время, когда благодаря подъёму цен на уголь, готовности железных дорог удовлетвориться такими сортами топлива и ожиданию проведения железнодорожных линий, сюда направились многие предприниматели. В настоящее время в этом районе формируются, а частью уже приступили к работам, несколько значительных предприятий. До реки Бык от линии Екатерининской железной дороги разведки производились на землях сёл Гродовки, Новоэкономического, Мирная Долина, Доброполье, Анновка и других. Севернее реки Бык разведки не распространялись, так что сейчас судить о расположении здесь угольных пластов затруднительно, но вероятно, что угленосная полоса идёт и севернее к линии Южных железных дорог…

  Переходя к вопросу о желательном направлении железнодорожных линий с точки зрения наиболее целесообразного обслуживания угленосных площадей района, остановимся сначала на части района, лежащей севернее линии Екатерининской железной дороги. Показанная на карте линия Гришино – Дружковка – Краматорская в пределах от станции Гришино до станции Золотой Колодезь идёт в пределах угленосных отложений. В настоящее время на земле села Новоэкономического обществом «Грушевский антрацит» образуется большой рудник, на котором будет работаться пласт более двух аршин мощностью. Этот пласт разведан у реки Быка (у Анновки) на земле Енина. По всем вероятиям этот же пласт будет работаться и в промежуточных владениях. На земле села Новоэкономического, в расстоянии около 1 ½ версты от указанного мощного пласта, к западу, открыт ещё пласт 0,50 саженей. Столько же пластов разведано у деревень Богодаровка, Мирная Долина и т.д. Для обслуживания более западной части полосы необходимо проведение подъездной магистрали, к которой могли бы примыкать более мелкие подъездные пути. На реке Бык, в окрестностях Завидово, уже давно разведаны пласты, отличающиеся лучшей спекаемостью, чем пласты, развитые к востоку. Намеченная подъездная магистраль, идущая к западу от станции Золотой Колодезь, обслужит этот район. От станции Золотой Колодезь до станции Краматорской линия идёт по неугленосным отложениям и здесь нельзя отрицать возникновения новых разработок угля. Помимо месторождения угля, описываемый район заключает значительные залежи глин (частью огнеупорных), песка и других строительных материалов, эксплуатируемых частью для надобностей местных заводов. Проведение линии, несомненно, поведёт к возникновению новых кирпичных и черепичных заводов, находящих в этом районе хороший сбыт. Проведение линии Краматорская – Гришино не по западному, а по восточному берегу реки Казённого Торца, в отношении обслуживания угленосных площадей, не дало бы почти ничего, так как шло бы вне площади каменноугольных месторождений [от Краматорской] до Новоэкономического и только, переходя у этого села реку [Казённый] Торец, линия вступила бы в эту площадь. При этом направлении был бы обслужен только рудник общества «Грушевский антрацит», имеющий и так удобный выход на Екатерининскую дорогу. Это восточное направление, правда даёт выход к Дружковскому и Краматорскому [металлургическим] заводам известнякам, развитым по реке [Казённому] Торцу, причём в особенности значительные залежи имеются [по обеим берегам реки] у села Казённоторского (Октябрьское Добропольского района, - прим.), но эти залежи могут быть обслужены не магистралью, а подъездной веткой» [31, c. VII-4].

  «Л.И.Лутугин выяснил с геологической точки зрения преимущество второго варианта и совещание [уполномоченных XXXVII Съезда] единогласно высказалось именно за последнее направление, при условии сооружения ветви к селу Криворожье, а также высказалось за сооружение соединительной ветви с Дружковским заводом и за постройку впоследствии ветви по реке Казённому Торцу к месторождениям флюсов», - говорилось в «Журнале заседания уполномоченных [XXXVII] Съезда горнопромышленников юга России от 9 февраля 1913 года» [31, c. VII-3].

  Резюмируя «генетическую связь» широкомасштабных геологических разведок на территории от линии основного хода Екатерининской железной дороги до течения реки Бык, хотелось бы привести, на наш взгляд, одну из ключевых фраз профессора Л.И. Лутугина, в которой кроется секрет предыдущих неудач в деле проектирования и строительства новых железных дорог в Западном Донбассе: «Обширность рассматриваемого района не даёт возможности обслужить все месторождения одной какой-нибудь линией, как бы она ни направлялась. Помимо магистральной линии потребуются ещё и подъездные пути» [31, c. VII-4].

  Однако, наличие в 1913 году рудничной узкоколейки («дековилевского пути») от Новоэкономического рудника до станции Гришино [10, с. 3-4] поставило крест на дальнейших планах строительства Григорьевской ветви через земли села Новоэкономическое (предложение К.Н. Ванифантьева, поддержанное на XXXVI Съезде горнопромышленников юга России), а также магистральной линии Северо-Донецкой железной дороги Краматорская – Гришино через Казённоторское, Новоэкономическое (один из вариантов проекта Правления общества Северодонецкой железной дороги). Лоббистам вышеуказанных проектов следовало изыскивать иные варианты строительства подъездных железнодорожных путей к Григорьевке и по восточному берегу реки Казённый Торец.

Григорьевская подъездная ветвь. В 1913 году было решено, что новые железные дороги в Западном Донбассе будет строить Екатерининская железная дорога, и они будут казёнными линиями и ветвями общего пользования. Предполагалось построить протяжённые линии и ветви в общем направлении Рутченково – Гришино – Золотой Колодезь. Резолюция XXXVIII Съезда горнопромышленников юга России: «При условии одновременной [с этими линиями и ветвями] постройки четырёхвёрстной ветви [от разъезда Сухецкое] к границе имения Григорьевка генерала [В.С].Токайшвили, с таким расчётом, чтобы к устроенной на конце этой ветви станции возможно было примкнуть частным подъездным путям от шахт месторождения, без необходимости отчуждения крестьянских земель, и дать возможность соседним крестьянам пользоваться этой станцией для подвоза ими добываемого топлива из Григорьевского месторождения» [32; 33, c. 8237].

  При рассмотрении проекта линии Рутченково – Гришино и Северных подъездных ветвей к станции Гришино, разработанного Управлением Екатерининской железной дороги, в Министерстве путей сообщения и Комитете Министров, Григорьевская подъездная ветвь оказалась не внесённой в соответствующий законопроект. Поэтому, в марте 1914 года Совет Съезда возбуждает ходатайство перед министерствами путей сообщения, финансов, торговли и промышленности о скорейшем строительстве данной ветви. Согласно летнему докладу Департамента железнодорожных дел при Министерстве финансов Совету Съезда, вопрос о ветви к селению Григорьевка в Министерстве путей сообщения не рассматривался, и дальнейшая судьба проекта зависит от Совета Съезда. На это представление в журнале «Горно-заводское дело» была оставлена следующая редакторская пометка: «Это указание представляется непонятным, так как ходатайство по этому вопросу Советом Съезда было представлено в марте месяце сего года» [34, с. 30; 35, с. 9457].

  Собственно, ответ из Министерства путей сообщения не заставил себя долго ждать. «По имеющимся в Совете Съезда сведениям, означенное ходатайство Министерством путей сообщения отклонено. Из утверждённого Министром путей сообщения доклада Технического отдела Управления железных дорог видно, что Министерство находит, что по данным изысканиям ветку на Григорьевку за счёт казны строить не следует, во первых, вследствие ничтожности расстояния [до] Григорьевки от разъезда Сухотского (Сухецкого, - прим.), а во-вторых, вследствие сомнительности качества местного угля. В то же время Министерство путей сообщения предложило генералу [В.С].Токайшвили, лично поддерживавшему ходатайство о ветке на Григорьевку, построить эту ветку при условии возврата казне расходов» [34, с. 31; 36, с. 9784].

  О реакции генерала на предложение профильного министерства можно судить по следующей записи: «… землевладелец [В.С].Токайшвили обратился в Технический Отдел Управления железных дорог со словесным заявлением о необходимости сооружения ветви к его шахтам у села Григорьевка. Вследствие сего Техническим Отделом было объявлено землевладельцу [В.С].Токайшвили о положении дела и дальнейших ходатайств последним лично не возбуждалось» [37, с. 9918]. От себя добавим, что по нашему мнению, отказ в скорейшем сооружении Григорьевской ветви со стороны Миинстерства путей сообщения, а также деструктивная позиция последнего по отношению к данному проекту, - одна из основных причин смены собственника Григорьевского рудника в 1914 году [22, c. 26-27]. Однако, генерал не «отошёл от дел» окончательно, но продолжал ходатайствовать о строительстве подъездного пути к руднику. Прошение было поддержано на XXXIX, XL, XLI Съездах горнопромышленников юга России.

  Касательно Сухецкого разъезда можно сказать следующее. Он находился на 11-й версте, тогда ещё строящегося железнодорожного пути Гришино – Доброполье, верстою западнее немецкой колонии Сухецкая. Будка Сухецкого разъезда (11-я верста, или 12-й километр) использовалась путейцами до Великой Отечественной войны. «Пятачок», где была построена данная будка, просматривается до сих пор, и конфигурация полевых грунтовых дорог в том районе ничуть не изменилась, - они до сих пор огибают вышеуказанный «пятачок» [38].

Перегон Родинская – Мерцалово. В этих местах, в районе предвходного светофора ст. Родинская со стороны Мерцалово 100 лет назад располагался Сухецкий разъезд. До сих пор просматривается «пятачок» путейской будки
  В документах XLI съезда горнопромышленников юга России замечено: «Ветвь от разъезда Сухецкое линии Гришино – Доброполье до имения генерала [В.С].Токайшвили Григорьевка. Ветвь эта протяжением 4 версты имеет целью соединить Григорьевское каменноугольное месторождение с линией Доброполье – Гришино Екатерининской железной дороги.

  В имении генерала [В.С].Токайшвили и на земле соседних крестьян залегает свита пластов угля хорошего качества, эксплуатация которых получит осуществление лишь при условии, если это месторождение будет связано с железной дорогой подъездным путём.
По проектируемой ветви может быть вывезено в первый же год 5-6 млн. пудов угля». – «… уголь генерала [В.С].Токайшвили – 4 млн. пудов в год и крестьянских шахт – 2 млн. пудов в год.

  Разрабатываемые в имении генерала [В.С].Токайшвили угли относятся к разряду пламенных углей с содержанием летучих веществ свыше 30 %, чем характеризуются вообще угли Гришинского месторождения. Угли этого района имеют распространение на рынке в качестве паровичных, отличаются довольно высокой теплопроизводительностью и выгодны для потребления по своему географическому положению в виду близости к рынкам потребления (самая западная часть Донецкого бассейна». - «Кроме угля по этой ветви будет вывозиться также хлеб» [39, c. 16, 22].

  Почему в 1914 году, когда государство уже находилось в состоянии войны, уголь Генеральского рудника оценивался как низкого качества, а в 1915-1916 г.г. – когда война была в самом разгаре, - как высокого качества? К 1915-1916 г.г. в стране начался «угольный голод». Дальнейшие отказы Министерства путей сообщения в проведении подъездных путей к шахтам, в продукции которых страна крайне нуждалась, выглядели абсурдными.

  По этому поводу генерал В.С. Токайшвили в категоричной форме высказался на XL Съезде горнопромышленников юга России: «Я хлопотал, чтобы провели 4 версты [от Сухецкого разъезда до Григорьевки] с тем, что если я выхлопочу эту линию, то поделюсь [ею] с крестьянами. Съезд отнёсся сочувственно к нашему ходатайству, за что я должен поблагодарить Н.Ф. Дитмара и покойного Н.Ф. Авдакова. Действительно, это ходатайство было признано справедливым, и Съезд внёс его, но оно не было защищено. Съезд подтвердил ходатайство на другой год, [но] я до сих пор не знаю, будут ли эти 4 версты проведены. Теперь я прошу подтвердить ходатайство и чтобы дали ответ, почему задерживается ходатайство. Необходимо указать, что задержка [строительства] питательных ветвей задержала вывоз 5 млн. пудов угля… «Грушевский Антрацит» имеет себе заступника в лице Азиатского банка. Там поехали представители – и всё готово. А мы избираем существующий порядок – обращаемся к Съезду». Кроме того, генерал указал на другие причины «угольного голода»: отсутствие чёткого плана перевозки грузов и адекватной поддержки отечественного мелкого и среднего горнопромышленника со стороны государства [13, c. 118-120].

  Всё же, вопрос о подъездных путях к руднику оставался открытым: единственной «артерией» оставалась грунтовка на станцию Гришино, которая в весеннюю и осеннюю распутицу, а иногда – зимой (вследствие заносов, - как, например, в январе 1918 года) становилась непроезжей. Правление общества настоятельно рекомендовало новому управляющему копями Л.А. Рабиновичу воздержаться от расширения работ по добыче угля на руднике, по крайней мере, до открытия Сухецкого разъезда для приёма угля. О строительстве подъездного пути за счёт госказны в 1918 году речь уже не шла – политическая ситуация в стране изменилась в худшую сторону. Заводы в Краматорске, Дружковке, Константиновке не работали, и управляющему оставалось надеяться на сбыт угля лишь окрестным паровым мельницам. Телефонные провода на Александровск, Лозовую, Синельниково, Шухтаново (ныне – станция Красный Лиман) были оборваны, и зимой 1918 года на 3 недели рудник оказался в полной изоляции [15, л. 20, 26, 43, 44].

Последние проекты. В 1915 году недрами и транзитным потенциалом Западного Донбасса заинтересовалось акционерное общество Токмакской железной дороги, правление которого разработало проекты новых железных дорог в общем направлении Краматорская – Цареконстантиновка – Мариуполь. Летом 1916 года проект железной дороги Цареконстантиновка – Краматорская был предоставлен в Департамент железнодорожных дел Министерства путей сообщения [40, c. 14096]. Параллельно проектным работам, производимым Правлением акционерного общества Токмакской железной дороги, технико-экономические изыскания направления Гришино – Краматорская выполнялись в Управлении Екатерининской железной дороги. В постановлениях XLI Съезда горнопромышленников юга России значится: «О включении в первую очередь плана строительства линии Цареконстантиновка – Гришино – Краматорская с указанием на желательность её проведения по второму варианту изысканий Екатерининской железной дороги от разъезда Сухецкое» [41].

  Железнодорожная комиссия Совета Съезда ходатайствовала: «Принимая во внимание необходимость скорейшего оборудования Гришинского каменноугольного района железными дорогами, Комиссия полагает, что эту линию (Цареконстантиновка – Краматорская, - прим.) необходимо перенести в первую очередь железнодорожного строительства; вместе с тем Комиссия считает необходимым добавить, что вариант изысканий участка Гришино – Краматорская, произведенный Управлением Екатерининской железной дороги от разъезда Сухецкое, пересекающий на своём пути мощные залежи известняка, способен удовлетворить также и потребность во флюсах металлургических заводов, расположенных по линии Славянск – Никитовка» [42, c. IV-3].

  Итак, во-первых, согласно предварительному варианту схемы новых железных дорог в гришинском каменноугольном районе, отстаиваемому в Совете Съезда горнопромышленников юга России и в Министерстве путей сообщения, намечалась новая соединительная железнодорожная ветка Гришино – Краматорская (– Дружковка) через месторождения известняка в долине реки Казённый Торец. Предположительно, речь идёт о месторождении известкового камня в районе села Казённо-Торское, где известняк залегает по обоим берегам реки [43]. Во-вторых, намечался новый узловой пункт на месте Сухецкого разъезда, - как пункт примыкания подъездного пути (или, как указано в документах Совета Съезда, питательной ветви) к Григорьевскому руднику и соединительной ветви на Краматорскую.

  4 февраля 1917 года Комиссия по новым железным дорогам рассматривала вопрос расширения сети общества Токмакской железной дороги на заседании под председательством «товарища» Министра путей сообщения И.Н. Борисова. «Общее протяжение проектируемой линии [Цареконстантиновка – Краматорская – Дружковка, по варианту изысканий екатерининской железной дороги] составляет 211 вёрст…

  После обсуждения Комиссия, принимая в соображение, что в общем плане железнодорожного строительства в Империи линия Цареконстантиновка – Краматорская признана первоочередною (всё-таки, Совет Съезда своего добился, - прим.), высказалась за желательность осуществления её; при этом Комиссия, в виду того, что северный участок, Гришино – Краматорская с ответвлением на Дружковку, находится в районе казённой Екатерининской железной дороги, признала необходимым осуществить этот участок средствами казны. Что касается предоставления постройки важного участка Обществу Токмакской железной дороги, то комиссия оставила вопрос этот открытым до предоставления более подробных данных о грузообороте этого участка совместно с существующими линиями Общества» [44].

  Перед тем, как завершить рассказ о судьбе проекта железной дороги Цареконстантиновка – Краматорская, остановимся на положении дел по вопросу строительства подъездной ветви к Григорьевскому руднику, а также работой последнего в 1917-1918 г.г. Поскольку вопрос о строительстве указанного выше подъездного пути положительно не решался, развитие горных работ, рост угледобычи на руднике, да и дальнейшая судьба рудника, были категориями туманными, скорее гипотетическими, нежели реальными. Между тем, на соседнем Новоэкономическом руднике, где подъездные пути были построены, не только резко возросла угледобыча (о чём указывалось выше), но и открылся склад железа Екатерининской железной дороги при станции Гришино [45, c. 14698].

  Открытие Сухецкого разъезда для приёма угля было запланировано на весну 1918 года, однако до этого времени руднику нужно было ещё продержаться! А ситуация оставалась критической: в связи с отсутствием в Григорьевке пленных, а также местных крестьян, желающих работать на шахтах, в феврале 1918 года закрылась шахта Веркена (весной её затопили). Едва работали шахты № 1 (бывшая Шинянского), № 2 (бывшая Мовергоза) и Калинского. Л.А. Рабинович предлагал, не увеличивая угледобычу, провести подготовительные работы, дабы весной, реанимировав угледобычу на руднике, уже подать топливо на вновь открытый для приёма угля Сухецкий разъезд. Дабы сбыть излишние «запасы» угля на промплощадке рудника, управляющий предлагал отвезти весь уже оплаченный потребителями уголь на станцию Мерцалово, но поддержки в Правлении акционерного общества «Григорьевка-Гришино» он в решении данного вопроса не нашёл [15, л. 99, 100].

План подземных работ на шахте № 1-2 Григорьевского рудника на 15 февраля 1918 года
© ГАДО, фонд № 184, опись № 1, дело № 1
  Отношения управляющего копями с революционными властями не складывались. Л.А. Рабинович описывает период января-февраля 1918 года так: «Отношения с окрестными крестьянами были гораздо хуже, чем с рабочими…
  Крестьяне продолжают держаться мнения, что наше предприятие – «генеральское», а поэтому Михайловский сход (современное село Бойковка Добропольского района, – прим.) потребовал выдачи ему имущества, которое перешло к нам от генерала, в том числе лошадей. С помощью Гришинского совета удалось это дело уладить.
  Затем Бахмутский земельный комитет разделил наше имение на две части: от южной межи до Липовой балки отдал новообразованной Караковской (Новоэкономической, - прим.) волости, а остальную часть оставил в прежней Шаховской (Казённо-Торской, - прим.).
  В Липовой балке есть небольшой лес, его часть вырублена крестьянами, когда же я распорядился вырубить для рудника несколько стоек, Караковский революционный комитет потребовал меня для объяснений.
  К счастью, это случилось за несколько дней до прибытия немецких войск, и разговоров с Караковским комитетом мне удалось избежать» [15, л. 150].

  В связи с возобновлением боевых действий между самопровозглашённой Российской республикой и австро-немецкими войсками, с наступлением последних, в марте 1918 года район Гришино оказался отрезанным от Москвы, Харькова, Екатеринослава. Такое положение дел сохранялось до прихода австро-немецких войск в Гришино. После смены власти, цены на Донецкий уголь резко взлетели вверх; активизировался и управляющий копями «Григорьевского рудника» Л.А. Рабинович, который настаивал на отправке в ближайшее время имеющегося на промплощадке рудника угля на станцию Мерцалово или Сухецкий разъезд, - в случае открытия последнего для приёма угля. Действительно, без открытия Сухецкого разъезда дальнейшее развитие горных работ на руднике ставилось под угрозу. Доставка угля гужём на станцию Мерцалово (без учёта стоимости хранения погрузки его на станции) обходилась бы руднику в 25-30 копеек за пуд, на Сухецкий разъезд – 15-20 копеек за пуд при себестоимости 50-60 копеек за пуд. Предприятия «Монотопа» принимали уголь в мае 1918 года за 1,33-1,6 рублей. Вариант отправки угля по-старинке, - через Гришино, не рассматривался в связи с удалённостью последней [15, л. 149-151, 153].

  Между тем, по совету члена Правления общества «Григорьевка-Гришино» А.К. Касьянова, Л.А. Рабинович запланировал открытие новой шахты глубиной 25 саженей с добывающей способностью в 4 млн. пудов южнее старой шахты Мовергоза. Предусматривалась сбойка бремсберга новой шахты с уклоном шахты Мовергоза; на уклоне предусматривалось сооружение бесконечной откатки. В случае провала данного проекта, предлагалось открыть новую шахту севернее копи Давыдова. Для удешевления стоимости добываемого угля, управляющий предложил построить от промплощадки рудника до Сухецкого разъезда рудничную узкоколейку с конной тягой (благо, лошадей крестьяне из Михайловки так и не забрали) протяжённостью около 7 вёрст. Подвоз угля по узкоколейке обходился бы руднику в 6-7 копеек за пуд! Для транспортировки угля требовалось до 25 вагонеток. Управляющий затребовал на строительство узкоколейки 150 тыс. рублей, на открытие Сухецкого разъезда для приёма угля (с учётом непредвиденных расходов) – 20 тыс. рублей [15, л. 151, 153].

  Ответ Правления, находящегося в Москве, был вполне предсказуем: в связи с трудностями сообщения между Москвой и Гришино, до заключения мира между Российской республикой, с одной стороны, с Германией и Австро-Венгрией – с другой, управляющему Л.А. Рабиновичу была дана полная свобода действий. Средства на реализацию своих замыслов Л.А. Рабиновичу рекомендовали извлекать от реализации 350 тыс. пудов угля, залежавшегося на промплощадке рудника. По оценкам Правления, от их реализации можно было получить 400 тыс. рублей, правда о том, куда и как отправлять уголь, и с каких денег платить зарплату рабочим и служащим – не указали. «Мы надеемся, что Вы, до постройки [рудничной узкоколейки], сможете использовать представившиеся выгодные случаи и будете продавать уголь со склада, отправляя его другими способами». Для удешевления строительства узкоколейки, учитывая временный характер последней, предлагалось использовать лёгкие рудничные рельсы. Бывшие в употреблении, что ли? Но больше всего в этом ответе удивляет по учительный тон, с которым Правление указывает опытному управленцу на то, что он должен делать в условиях отсутствия рабочих, нулевой продажи угля и транспортного коллапса, который акционерное общество, якобы намеревалось преодолеть [15, л. 165-166]!

  При строительстве узкоколейки и закладке новых шахт было предложено руководствоваться соображениями, что вскоре между станциями Краматорская и Сухецким разъездом будет построена новая железная дорога Краматорская – Гришино – Мариуполь, а в непосредственной близости к имению Григорьевка на новой железной дороге откроется станция Паровичная (вероятно, от названия «паровичных» углей) [15, л. 166, 172, 173].

  И, напоследок, о жилье для работников рудника. Процитируем текст письма управляющего копями Л.А.Рабиновича в адрес Правления общества от 5 мая 1918 года: «Вопрос помещений для служащих и рабочих стоит на руднике чрезвычайно остро. Имеющиеся постройки все заняты арендаторами, и на скорое освобождение их не приходится рассчитывать.
  Рабочие живут, главным образом, в соседних деревнях, служащие – в бывшем доме Мовергоза.
  Дальнейшее пребывание зимой служащих в этом доме немыслимо, так как прежде всего он очень мал, а во-вторых, в нём зимою очень холодно. Ремонтировать его, всё-равно, что строить новый.
  В здании, принадлежавшем Шинянскому, помещается конторка, лавка, амбулатория и небольшой склад.
  Таким образом, даже если не приступать к проходке новых шахт, а ограничится уже действующими, всё равно нужно строить квартиры, так как ни один серьёзный служащий не будет жить в существующих помещениях.
  Особенно много жилых построек для новых шахт, по-видимому, пока не придётся строить, так как многие рабочие будут жить в деревнях, - преимущественно в Григорьевке и Караково; необходимы лишь главным образом помещения для квалифицированных рабочих, как то слесарей, кузнецов и т.п., а также для служащих.
 Намечается следующая строительная программа на лето:

1) если новые шахты не проходят:
  1 казарма восьмиквартирная… и
  1 дом в 4 квартиры;

2) если новые шахты проходят:
  2 казармы восьмиквартирные..,
  2 дома по 4 квартиры..,
  1 материальный склад и мастерские..,
  1 контора…

Строить предполагается из бутового камня н. карьера на известковом растворе, крыша – железная, так как местная черепица дорога и плоха» [15, л. 152-153].

  Не связаны ли работы на Григорьевском руднике с основанием ближайшего к нему хутору Фёдоровка (Луначарское) в Липовой балке? С.П. Луковенко на этот вопрос отвечает отрицательно: хутор был основан в 1916 году крестьянами-переселенцами, не работавшими на руднике [38].

  В первые годы Советской власти копи бывшего Генеральского рудника были переданы Гришинскому (Северному) кусту, а затем – совхозу «Горняк» № 2 (с конца 50-х г.г. – «Добропольский») в посёлке Светлое для снабжения хозяйственных комплексов и жилых домов углём. Уголь возили по-старинке – гужом. Устья шахтных стволов севернее и южнее хутора Фёдоровка, а также между хутором Фёдоровка и деревней Разино указаны на картах 30-х (например, советская склейка Генштаба, используемая в годы Великой Отечественной войны, с указанием 7 шахтных стволов), 40-х (немецкая карта со стволами между Фёдоровкой и Разино, а также Фёдоровкой и Суворово) и даже – 50-х г.г. ХХ века (американская карта, - ствол между Фёдоровкой и Разино). Последняя кустарная шахта в треугольнике Григорьевка – Суворово – Бойковка, называемая жителями села Красный Лиман «шахтой Турчинова», закрылась во второй половине 50-х г.г. Шахта находилась в районе прудов-осветлителей шахты «Краснолиманская» в Берестовой балке [38].

Склейка Генштаба на основе карты второй половины 30-х г.г. с обозначением устья шахтных стволов в треугольнике Суворовка – Бойковка – Разино. На месте бывшего Сухецкого разъезда (1 км западнее Сухецкой колонии) указана будка путевого обходчика.
Остатки породного отвала, поросшего кустарником, в 500 м южнее Фёдоровки
  Также нелишним будет напомнить, что угольное месторождение, ранее разрабатываемое шахтами Григорьевского рудника, ныне находится на балансе ГП «УК «Краснолиманская», градообразующего предприятия для шахтёрского монопрофильного города Родинское. Кроме того, факт запланированного примыкания подъездных путей Григорьевского рудника к Сухецкому разъезду в 1913-1918 г.г., который находился в 2 км от современной станции Родинская, где перед революцией 1917 г. также велись работы по закладке мощного рудника на земле К.А. Вистенгауза [46, c. 3] (район сёл Красноподолье и Доброполье Добропольского района), вызывает ассоциации в плане преемственности современных угольных предприятий и их посёлков, а также железнодорожных раздельных пунктов, с их дореволюционными прототипами.

Список источников:

1. Памятная книжка и адрес-календарь Екатеринославской губернии на 1889 год. – Сост.: Н.С. Быстрицкий. – Екатеринослав, 1889. – 600 с.
2. Луковенко С.П. Они были первыми. Очерки из истории Гришинского каменноугольного района 1795-1917 г.г. – Красноармейск, 2008. – 61 с.
3. Карта исследуемых местностей в западной части Донецкого Каменноугольного кряжа 1869 года // Авт.: горные инженеры братья Носовы. – Материалы интернет-форума «Карто-Юг».
4. Карта залежей каменного угля, каменной соли и разных руд Бахмутского уезда Екатеринославской губернии. – Екатеринослав, 1903.
5. Табурно И.П. Пояснительная записка к сооружению Рудничная-Лозовской железной дороги. – СПб., 1902. – 16 с.
6. Статистические сведения о количестве рабочих, их быте, условиях жизни, заработной плате, о пластах и состоянии шахт каменноугольной промышленности по Юзовскому горному округу // РГИА, фонд № 37, опись № 75, дело № 577.
7. Петренко А.Н. Дореволюционная история сёл Криворожье и Завидо-Кудашёво // Славимо рідний край. Історія окремих сіл Добропільщини. Матеріали історико-краєзнавчої конференції. – Вип. 3. – Добропілля, 2012.
8. Приложения к постановлениям Екатеринославского губернского земского собрания XXXVI очередной 1901 года сессии с 1-го по 14-е декабря включительно. – Екатеринослав, 1902.
9. Хлопицкий В.И., Табурно И.П. Результаты разведок, произведенных на земле крестьян дер. Гришино гг. Хлопицким и Табурно. – СПб., 1900. – 7 с.
10. Проект Караковской железнодорожной ветви общего пользования от ст. Гришино Екатерининской железной дороги к каменноугольным копям Донецко-Грушевского акционерного общества. – СПб., 1913. – 7 с.
11. Местные известия // Горно-заводской листок, № 108. 1908. – с. 10712.
12. Список фабрик и заводов России. 1910 г. / По официальным данным фабричного, податного и горного надзора. – М. – СПб. – Варшава, [1910]. – 1034 с.
13. Труды XL Съезда горнопромышленников юга России. – Т. III. Стенографические отчёты заседаний XL Съезда горнопромышленников юга России. – Х., 1916.
14. Отчёт начальника Горного управления Южной России за 1911 год. – Екатеринослав, 1912. – 108 с.
14. Правление акционерного общества каменноугольных копей «Григорьевка-Гришино» // Государственный архив Донецкой области, фонд № 184, опись № 1, дело № 1.
16. Приложение II к докладу о современном положении каменноугольной промышленности. Сведения о добывающей способности и предполагаемой производительности каменноугольных и антрацитовых копей Донецкого бассейна на 1912 год // Труды XXXVI Съезда горнопромышленников юга России (20 ноября – 4 декабря 1911 года). – Т. I. – Х., 1912.
17. Приложение VII к докладу о современном положении каменноугольной промышленности. Сведения о добывающей способности и предполагаемой производительности каменноугольных и антрацитовых копей Донецкого бассейна на 1911 год // Труды XXXV Съезда горнопромышленников юга России (23-го ноября – 9-го декабря 1910 года). – Т. I. Ч. I. – Х., 1911.
18. Приложение III к докладу о современном положении каменноугольной промышленности. Сведения о добывающей способности и предполагаемой производительности каменноугольных и антрацитовых копей Донецкого бассейна на 1913 год / По заключению комиссии: каменноугольной, под председательством Н.С. Авдакова, и антрацитовой – А.Е. Ландсберга. – Х., 1912 // Труды XXXVII Съезда горнопромышлен ников юга России. – Т. I. – Х., 1913.
19. К докладу по IIа вопросу о современном положении каменноугольной промышленности. Сведения о добывающей способности и предполагаемой производительности каменноугольных и антрацитовых копей Донецкого бассейна на 1914 год / По заключению каменнокгольной комиссии, под председательством Н.С. Авдакова, и антрацитовой – А.Е. Ландсберга. – Х., 1913 // Труды XXXVIII Съезда горнопромышленников юга России. – Т. I. – Х., 1914.
20. Отчёт начальника Горного управления Южной России за 1910 год. – Екатеринослав, 1911. – 341 с.
21. Отчёт начальника Горного управления Южной России за 1913 год. – Екатеринослав, 1914. – 329 с.
22. Отчёт начальника горного управления Южной России за 1914 год. – Екатеринослав, 1915. – 425 с.
23. Отчёт начальника горного управления Южной России за 1915 год. – Екатеринослав, 1916. – 345 с.
24. К докладу по IIа вопросу о современном положении каменноугольной промышленности. Сведения о добывающей способности и предполагаемой производительности каменноугольных и антрацитовых копей Донецкого бассейна на 1916 год. – По заключению каменноугольной комиссии под председательством Н.Ф. Дитмара и антрацитовой – М.П. Тер-Давыдова // Труды XL Съезда горнопромышленников юга России (21-29 ноября 1915 года). – Т. I. – Х., 1916.
25. К докладу по вопросу о современном положении каменноугольной промышленности. Сведения о добывающей способности и предполагаемой производительности каменноугольных и антрацитовых копей Донецкого бассейна на 1917 год // Труды XLI Съезда горнопромышленников юга России. – Т. I. – Х., 1917.
26. Хроника акционерного дела (из «Торгово-промышленной газеты») / Организующиеся компании // Горно-заводское дело, № 35. 1916. – с. 14168.
27. Мартыненко В. В Западном Донбассе // Железнодорожник Донбасса, №№ 98 (6987), 18.08.1977; 99 (6988), 20.08.1977; 100 (6989), 23.08.1977.
28. О подъездных путях общего пользования / Доклад Совета Съезда по железнодорожному вопросу // Труды XXXVI Съезда горнопромышленников юга России (20-го ноября – 4-го декабря 1911 года). – Т. I. – Х., 1912. – с. 48-52.
29. Луковенко С.П. Упущенный шанс // Маяк, № 12 (14311), 21.03.2013.
30. XXXVII очередной Съезд горнопромышленников юга России // Горно-заводское дело, № 49. 1912.
31. Лутугин Л.И. Записка о железнодорожных путях для обслуживания Гришинского уг леносного района Донецкого бассейна // VII. Доклад Совета Съезда по железнодорожным вопросам / Труды XXXVIII Съезда горнопромышленников юга России. – Х., 1914. – с. 2-5.
32. О проекте линии Рутченково – Гришино и Северных Гришинских ветвей / Доклад комиссии по железнодорожным вопросам // Труды XXXVIII Съезда горнопромышленников юга России. – Х., 1914.
33. XXXVIII Съезд горнопромышленников юга России / 4-е заседание. 2-го декабря 1913 года // Горно-заводское дело, № 50. 1913. – с. 8236-8240.
34. Отчёт Совета Съезда XXXX Съезду горнопромышленников юга России за 1914-1915 отчётный год. – Х., 1915.
35. Хроника Совета Съезда горнопромышленников юга России // Горно-заводское дело, № 39. 1914. – с. 9457-9458.
36. Хроника Совета Съезда горнопромышленников юга России // Горно-заводское дело, № 41. 1914. – с. 9784-9785.
37. Сооружение линии Рутченково – Гришино – Доброполье // Горно-заовдское дело, № 44. 1914. – с. 9917-9918.
38. По материалам интернет-форума газеты «Поиск». – http://forum.gp.dn.ua/
39. Доклад Совета Съезда по железнодорожным вопросам // Труды XLI Съезда горнопромышленников юга России. – Т. I. – Х., 1917.
40. Пути сообщения / Война и промышленность (хроника) // Горно-заводское дело, № 34. 1916. – с. 14095-14096.
41. По вопросу о постройке новых железных дорог / XLI Съезд горнопромышленников юга России // Горно-заводское дело, № 49-50. 1916. – с. 14895.
42. Доклад о железных дорогах // Труды XLI Съезда горнопромышленников юга России. – Т. I. – Х., 1917.
43. [Операции с землёй и наделами в селе Казённо-Торское Бахмутского уезда Екатеринославской губернии (Октябрьское Добропольского района Донецкой области) в конце XIX - начале ХХ века] // Государственный архив Донецкой области, фонд № Ф-170, опись № 1, дело № 1.
44. Пути сообщения / Война и промышленность (хроника) // Горно-заводское дело, № 7. 1917. – с. 15345-15346.
45. Склады железа / Хроника Совета Съезда горнопромышленников юга России // Горно-заводское дело, № 46. 1916. – с. 14698.
46. Коммерческая записка о проектируемой линии Цареконстантиновка – Гришино – Краматорская. – Петроград, 1916. – 49 с.

Комментариев нет:

Отправить комментарий