Admin Control Panel 

 Новый постСообщенияНастройкиДизайнHTMLКомментарииAdSenseСтатистикаВыход 
Drop Down MenusCSS Drop Down MenuPure CSS Dropdown Menu

понедельник, 19 мая 2014 г.

Никитовское ртутное месторождение. Часть 3. Никитовский ордена Трудового Красного Знамени ртутный комбинат

Комбинат стратегического металла в СССР (1921-1991)

Мозаика на административно-бытовом корпусе Никитовского ртутного комбината
Мозаика на административном здании "ООО Никитртуть"
Памятный значок в честь 100-летия предприятия, 1985г.
Никитовский ртутный комбинат - крупнейшее предприятие цветной металлургии СССР на базе Никитовского месторождения ртути. В 1960-х годах отечественная ртутная промышленность, в основном «Никитовский ртутный комбинат», полностью удовлетворяли потребности СССР в чистой ртути, при этом экспортировали ее в Великобританию, Францию, ФРГ, Швейцарию, Голландию, Японию. «Никитовский ртутный комбинат» опередил США по производству ртути. В 1980-е годы в составе Никитовского ртутного комбината был рудник, металлургическое производство, вспомогательные цеха, карьеры по добыче ртутных руд. Здесь впервые в мире разработана и внедрена новая технология получения ртути высокой чистоты с полной механизацией всех процессов и выжигание ртутной руды в печах кипящего слоя.

Восстановление ртутного производства началось в 1920-м году. Правда, в незначительных размерах из-за недостатка средств и отсутствия заказов на металл. Главное внимание уделялось добыче угля. Свыше поступило распоряжение отделить угольщиков от ртутнян и передать рудную часть и завод в подчинение тресту «Стекло - соды». Потом Никитовский ртутный завод входил в состав треста Донуголь. А после Донугля Никитовские ртутно-угольные предприятия вошли в систему треста «Полиметалл» (1925—1927 гг.).
В середине 1927 года Никитовские ртутные предприятия вместе с угольными подразделениями согласно решению Всесоюзного Совета Народного Хозяйства (ВСНХ) под руководством В. В. Куйбышева были преобразованы в единый производственный комплекс под названием Никитовский ртутный комбинат в составе Горнохимического треста ВСНХ. Его первым директором стал Овчинников, главным инженером — И. И. Голубков. При них появилась возможность проводить в более широких масштабах, чем прежде, геологоразведочные работы, развивать шахтное хозяйство, построить две шахтные и две отражательные печи. В 1929 году Овчинникова перевели на другую ответственную работу, директором назначили Тищенко, главным инженером — А. И. Тиме. На их долю выпало начало проведения больших организационных работ по капитальной реконструкции всех звеньев комбината.

Ртутный рудник на карте Артемовского округа, 1928 г.
Очень подробно историю комбината периода СССР описал горловский краевед Петр Иванович Жеребецкий в своих книгах "Живое серебро Донбасса" и "Горловка":
 На ртутном предприятии имелся запас руд в шесть миллионов пудов, добытых в прежние годы. Кроме того, рудокопы добавили в 1920 году еще 11 тысяч пудов и в 1921-м около 80 тысяч. Металлурги возобновили выплавку металла лишь в конце 1921 года. Об этом "Всероссийская кочегарка" поместила небольшую заметку "Никитовский ртутный завод заработал". В ней лишь несколько предложений, похожих на рапорт: "...завод пущен. Пока работает одна отремонтированная печь, которая за первые две недели работы выплавила 200 пудов металлургической ртути",
 В июне 1922 года Александровский рудник был возвращен ртутному объединению, что самым положительным образом сказалось на его производственной деятельности. Горный инженер А.В.Пирогов, возглавивший ртутно-угольное предприятие с 1 июня 1922 года, сумел сплотить коллектив. Он был требовательным и деловым руководителем. Стабилизировался технологический процесс.[...] В сентябре 1923 года делегатское собрание отметило удовлетворительную работу рудоправления, укрепление трудовой дисциплины, удешевление добываемых руд и угля. По своей инициативе А.В.Пирогов периодически информировал трудовой коллектив о проделанной работе. Профсоюзное собрание вынесло руководителю благодарность, а хозяйственную линию признало правильной.
 Между тем, развитие ртутного производства стало сдерживаться затовариванием продукции. Полученный металл, в связи с экономическими трудностями, потребители своевременно не выбирали. Пришлось ставить шахты и завод на консервацию. В 1925-1926 хозяйственном году возросшая потребность в "серебряной воде" заставила возобновить добычу руды и возгонку ртути. В 1926 году был достигнут самый высокий за последние шесть лет уровень по получению продукции - 7734 пуда (129 тонн).
Большое значение имел единственный в стране до конца 30-х годов Никитовский ртутный комбинат. Жидкий металл находил широкое применение в промышленности, сельском хозяйстве, в медицине, в производстве боеприпасов. Он являлся выгодным ходовым товаром и на международном рынке. Ртуть в 1929 году ценилась в 15 раз дороже меди, в 30 раз дороже свинца и лишь в четыре раза дешевле серебра. Но вопрос об экспорте пока не стоял. Годовая производительность старого завода составляла около 150 тонн. Из-за этого только в первом квартале 1929-1930 хозяйственного года пришлось ввезти в страну более 10 тонн недостающей потребности, израсходовав на покупку 75 тыс. рублей. Вот почему председатель СНХ УССР К.В.Сухомлин в своем докладе 27 июня 1929 года в числе крупнейших промышленных объектов, намеченных к строительству, назвал и ртутный завод в Никитовне. 15 декабря того же года представитель Горнохимтреста С.П.Александров ознакомил сырьевую секцию комитета химизации народного хозяйства при Совнаркоме СССР с программой развития ртутного производства. Кроме того, руководство комбината на конкретном материале и убедительных расчетах показало, что из-за несовершенства старой технологии ежегодно теряется 35-40 тонн "живого серебра", отравляя окружающую местность и население. Приведенные экономические выкладки доказали значительные выгоды от постройки нового завода.
Для контрольной проверки предлагаемых проектов реконструкции комбината и для технической консультации в ходе строительства в 1929 году были приглашены специалисты: из Чехословакии Пищула, из Германии Зауресик, из США Макдональд. Они в основном согласились с намеченными программами и планами. Гипрошахт приступил к строительству новой шахты 2-бис производительностью 200 тыс. тонн в год.
1929 год начался неудачно. План выплавки ртути срывался. Помочь предприятию взялась молодежь. Она очистила от сажи дымоход. Последний был устроен в ограждении всей территории завода. В саже скопилось большое количество ртути. Работали после основной смены по 4-6 часов. Конечно, это была опасная, вредная для здоровья работа. Начиналось головокружение, случались и обмороки, рвота. Но сажа выручила завод. Из нее с помощью извести отбили более тонны металла.
На комбинат прибыл управляющий Горнохимтреста Рыбников и группа ученых. Г.А.Шахов, изучавший за рубежом металлургию ртути, вскрыл дефекты ртутного завода, а В.А.Ванюков детально проанализировал работу шахтных печей и конденсаторов и предложил ряд мер по извлечению большего количества металла. Это был второй резерв.

На старом заводе при Ауэрбахе сортировку отбитых руд проводили женщины и подростки вручную. В начале 30-х годов построили сначала опытную, а затем и капитальную сортировку - обогатительную фабрику. Вместо сорока отборщиков при двух сменах трудились две бригады по четыре человека.
1933 год принес успех производству. Оно выдало металла на 1 млн. 847 тыс. рублей в неизменных ценах с 1926-1927 годов. Труженики комбината в это время пользовались сокращенным рабочим днем. Например, рабочее время отбивщиков ртути составляло всего три часа в смену.
К востоку от старого завода развертывалось строительство нового. Возводил его Шестой Госстройтрест (в дальнейшем он менял названия - "Машинотрест", "Южжилстрой").

1934 год: 115,2% выполнения плана, премии, средства на жилье. Отдельные участки шахты 2-бис принимали по мере готовности. Недостатков было немало. Вызывала нарекания рудничная вентиляция, магистральная проводная линия давала утечку воздуха, случались задержки с уборкой и транспортировкой отбитой руды. Пришедшие в негодность детали бурильных молотков изготовляли преимущественно в мастерских шахты, что снижало их качество. Выручали старые рудники. Летом строители готовились к сдаче обогатительной фабрики № 2 и завода. Ее пришлось временно отложить. На комбинат прибыли работники санстанции и секретарь горкома Фурер. На фабрике без замечаний, на заводе без претензий. А вот на прилегающей территории кучи неиспользованных строительных материалов, мусора. Остался акт неподписанным. Через месяц другая картина - зеленые газоны, клумбы, дорожки, даже бассейны с водой, свежесть. Не хуже, чем на коксохиме. Но ведь так и должно быть - предприятие повышенной вредности. Значит, надо все сделать для оздоровления атмосферы, микроклимата. Сделали. Ртутняне получили возможность наращивать производство, хотя бывали и недостатки. На второй обогатительной фабрике длительное время не удавалось освоить технологию обогащения, особенно в зимний период. 
Во второй половине тридцатых годов главные усилия высших органов отрасли и трудового коллектива комбината наживлялись на дальнейшее расширение и укрепление материально-технической базы, совершенствование технологии производства, повышение квалификации трудящихся, улучшение руководства отдельными подразделениями. Исходным основанием для работы было наличие рудной базы. Шахту «Чегарники» ввели на полную мощность в 1938 году с рабочими горизонтами 75 и 96 метров, а от 96-го засекли горизонт 126 метров. Шахта поставляла ежесуточно 200 тонн богатой руды, причем себестоимость добычи одной тонны составляла 37  рублей при плановом расчете 50 рублей. На шахте 2-бис работы велись на горизонтах 72, 104 и 150 метров, а на горизонтах 210 и 270 метров производилось разведочное определение рудоносности. На полную проектную мощность новый завод с роторной (вращающейся) печью системы Фишера удалось освоить лишь в 1937 году, вторую такой же системы печь сдали лишь в августе 1938 года. Обе в качестве топлива использовали уголь и шлам. Поскольку потребность страны в ртути значительно возросла, продолжали плавить ртуть и на старом заводе, хотя он допускал большие потери металла. В сводках и отчетах старый завод обозначали № 1, новый — № 2. Был еще и завод № 3 — опытная металлургическая установка типа Гульда для пережога рядовой руды производительностью 75 тонн в сутки. Работала она на нефти и мазуте. Старый завод остановили только в 1939 году, оставив в действии две отражательные печи. Результаты по ртути: 1936 год — 405,5 тонны, 1937 — 407,8, 1938 — 363,2.
В мире складывалась напряженная ситуация. В сентябре 1937 года работники комбината выразили свой протест в связи с потоплением фашистами теплохода "Тимирязев". В начале октября 1940 года на предприятии отработали и согласовали с военкоматом мобилизационный план на случай войны. Приводились в состояние боевой готовности автомашины, ремонтировались повозки, приобреталась добротная конная упряжь и другое необходимое имущество.
Источник: "История Горловки в документах и материалах" т.1
С началом Великой Отечественной войны было принято решение о эвакуации ртутного комбината в Киргизскую ССР.  На базе открытых там месторождений руды в январе 1942 года начал свою работу Хайдараканский ртутный завод - двойник Никитовского.
На Ртутном комбинате всю работу координировал первоначально начальник отдела Главредмета Г.И.Чижиков. 9 октября директор Ртутного З.Д.Друтман подписал приказ об остановке комбината и демонтаже горного оборудования, оснащения электромеханического цеха, обогатительных фабрик, завода, вспомогательных служб.
Прибыли в Хайдаркан эшелоны с Ртутного 4 января 1942 года. Здесь до войны горняки прошли лишь первые три тысячи погонных метров выработок, смонтировали трубчатую вращающуюся печь ретортного типа, а металлурги начали обжиг руды. Прибывшие никитовцы вдохнули в производство бурную жизнь. Рудник испытывал недостаток электроэнергии. Повели от Кадамжая новую линию. Скальные породы и мерзлая, прочная, как застывший бетон, земля не хотели покоряться. Но на штурм шли упрямые люди. Били и били кайлами, ломами каменную твердь, неотступно двигаясь к цели. И засверкали на стройке ослепительные огни электросварки как салют великому мужеству сильного племени. Круглые сутки при любой погоде закладывали фундамент под заводские и фабричные корпуса, под агрегаты, монтировали оборудование. 18 июля 1942 года состоялось выдающееся событие - пуск всего комплекса комбината. На большом щите вывели имена отличившихся никитовцев -Григория Тимофеевича Кузьмина, Ивана Акимовича Олещенко, Григория Филатовича Заброднего. Ивана Кузьмича Кретова, братьев Федоровых рядом с именами хайдарканцев. Шли вместе плечом к плечу к Победе. Друзья и здесь познавались в беде да труде.

По инициативе ветеранов Ртутного комбината 8 сентября 1981 года , к 38-й годовщине освобождения Донбасса от немецко-фашистских захватчиков, был открыт памятный мемориал «Павшим во имя жизни».
После занятия Ртутного Комбината немецко-фашистскими захватчиками, последние уже в декабре 1941 г. (с 12/XII) приступили к эксплоатации Комбината. Работами на Комбинате руководил 26-й Восстановительный технический баталион и трест № 10, управляющий которого немец Пуденц находился в Горловке. В дальнейшем Ртутный Комбинат был в составе Треста фирмы "Пройсак", филиал которого был в Артемовске, а правление Треста в Берлине. Всего захватчиками добыто и вывезено в Германию около 100 тонн ртути, согласно свидетельских заявлений очевидцев об отгрузке ртути в вагонах и журналов выпуска ртути на заводе.
Директором Комбината был так называемый "Зондерфюрер" Гемпель Отто, его ближайшими помощниками являлись унтер-офицеры Копе и Крабе. Под руководством указанных лиц производились эксплотационные работы на Комбинате в период его оккупации немецко-фашистскими захватчиками и по их указанию и при личном участии их было произведено разрушение промышленных и жилых сооружений и зданий Комбината при отступлении немцев и освобождении частями Красной Армии территории Ртутного Комбината.
Вывод из строя оборудования, промышленных и жилых сооружений и зданий производился путем взрыва, поджога и минирования отдельных зданий, последнее производилось непосредственно Гемпелем Отто.
При освобождении предприятия от немцев Красной Армией сооружения и промышленные цеха Комбината, часть жилых домов, здания культурно-бытового назначения, оказались разрушенными в результате немецко-фашистской оккупации и их хозяйничанья за период с 22/Х-41 г. по 5/IХ-1943 г., а также намеренного вывода из строя Комбината, которое производилось при отступлении немецких захватчиков. При отступлении немцев имел место артиллерийский обстрел Комбината, которым также был принесен ущерб.

Убытки комбината за время фашистской оккупации:
Источник: "История Горловки в документах и материалах" т.2
 Члены правительственной комиссии установили прямой ущерб, нанесенный оккупацией ртутному производству в Никитовке на сумму в 32 миллиона 336 тысяч 400 рублей. Да еще три миллиона рублей составили расходы на эвакуацию и реэвакуацию (ДОГА, ф. Р-4023, оп. 1, д. 5, л. 19).
После обследования состояния комбината специалисты направили в Наркомат цветной металлургии обоснованные предложения. Вскоре они были утверждены. Государственным заданием предусматривалось возрождение комбината в два этапа. В первую очередь в четвертом квартале 1943 года намечалось ввести в строй действующих ствол шахты «Чегарники», ствол № 3 в районе «Нового купола», две вращающиеся и три стационарных ретортных печи, временный подъем на шахте 2-бис, временные механические и строительные мастерские. Предусматривались также добыча руды из шурфов «Черной Курганки» и в районе Софиевского купола, производство работ по водоотливу и на линии электропередачи. Выполнение указанных мероприятий должно было обеспечить выпуск ртути в размере от 15 до 30 процентов довоенного производства.
Основной задачей второго этапа восстановления являлось достижение предвоенной мощности комбината. Рассчитана она была на более длительный период. Восстановительные работы начались 8 сентября 1943 года. 
После окончания войны геологи продолжили разведку и уточнение запасов углей , ртутной руды и залежей доломита. После реорганизации «Донбассуглеразведки» в 1947 году Горловский угольный район попал в зону обслуживания «Артемгеологоразведки». Наличие полезных ископаемых определялось с помощью прежних станков «Крелиус» до глубины 500 метров. На смену им с 1949 года стали поступать станки отечественного производства, позволявшие «заглянуть» в земную толщу до 1200 метров. Продолжалось составление геолого-углехимической карты Горловского района как составной части всего бассейна.
Если с подготовкой данных для угольщиков дело обстояло более-менее благополучно, то поисковые работы на ртуть начали отставать. В 1950 году раздались пессимистические нотки насчет развития рудной базы. Тон задал геолог тематической партии И.Машкара, возглавлявший некоторое время разведочные работы Никитовского месторождения от района балки Катушки и Черной Курганки до Железнянки. К нему присоединился главный геолог комбината А.А.Вахний. Против подобных настроений выступили геологи-ртутники... из Средней Азии - В.Федорчук и В.Поярков, имевшие большой опыт исследований Хайдарканского залегания ртутных руд. Их точку зрения поддержали старший геолог Никитовской геологоразведочной партии С.Ступак, начальник партии Е.Скродский и сменивший А.Вахния В.Ободов. От того, как решится вопрос, зависела дальнейшая судьба комбината и трудового коллектива.
Проходка шурфа на Никитовском рудном поле, 1946 г. Фотография из книги П.И. Жеребецкого "Живое серебро" Донбасса, 2005 г.
 Государство выделило ртутному комбинату на 1946-1950 годы тридцать миллионов рублей для осуществления капитальных работ. Основные фонды к концу пятилетки должны были возрасти в полтора раза по сравнению с 1940-м годом. Намечалось завершение восстановления всего комплекса горного хозяйства на шахтах 2-бис и «Чегарники», центральной обогатительной установки, возведение четырех вращающихся печей, линии электропередачи, прокладка узкоколейки от шахты 2-бис к заводу, строительство жилья, яслей, детского сада, детдома, ночного санатория, восстановление клуба, реконструкция парка. При обсуждении задач коллектив прикинул, что ежедневно потребуется осваивать по двадцать тысяч рублей. Строительство нуждалось в значительных перевозках. Бетонную смесь на строительство приходилось изготовлять вручную, поднимать с помощью мускульной силы на высоту до двадцати метров. Недоставало даже гвоздей. Их изготовляли своими силами. Горняки жаловались на нехватку вагонеток. смазочных материалов, обыкновенных лопат.
В нижних горизонтах шахт накопилось свыше десяти миллионов кубометров воды - целое море. Не хватало рабочих: на начало 1947 года 700 человек. На комбинате было всего 19 инженеров и 21 техник. Одни подразделения шли на уровне плановых расчетов, другие вырывались вперед. Хорошо работала шахта «Чегарники», возглавляемая Валерианом Кобахидзе. За десять месяцев 1948 года шахта поставила комбинату около пяти миллионов сверхплановой прибыли. Среднее выполнение норм выработки горняков составляло 138%. Здесь не было ни одного отстающего рабочего. По традиции с прежних времен хорошие дела запечатлелись в поэтическом творчестве безымянных составителей:
 - Рудники вы, рудники -
Лучше всех «Чегарники»!
Камень бьем,
Руду даем,
Песни новые поем...
В 1952 году наряду с шахтной добычей сырья начались карьерные разработки (рудник открытых работ). Решено было внедрить новую технологию обработки руд в печах кипящего слоя. Для этого построили опытную установку. Эксперимент подтвердил перспективность взятого направления.
В результате совершенствования производственных процессов менялся характер труда рабочих. Уборку отбитой руды удалось механизировать на 80%. В мае 1956 года на комбинате побывал министр цветной металлургии П.Ф.Ломако. Он сообщил о начале проектирования нового комбината с полной автоматизацией и механизацией производственных процессов. Многое предполагалось перепроверить на месте. В 1958 году был освоен дозатор при разливке ртути, внедрен автоматический пробоотбор огарков и пробоотбор на транспортерах. Все действующие горизонты оснащались породопогрузочными машинами. Построили водоочистные сооружения, вентиляционный ствол, внедрили мокрое бурение. Погрузка и разгрузка руды осуществлялась с помощью дистанционного управления.
Карьерные разработки НРК
Цена на ртуть в 1973 году на бирже Лондона составляла 280-285 долларов за бутыль (34,5 кг). Самая чистая в мире никитовская ртуть экспортировалась в Англию, Францию, ФРГ, Швейцарию, Голландию, Японию. По производству ртути СССР (Никитовский и Хайдарканский комбинаты) по данным американских справочников, выписанных доктором экономических наук Я.Иоффе в 1970 году, вышел на первое место в мире. С начала 70-х годов продолжалось расширение Ртутного комбината - введение в действие резервных рудоспусков, цеха по переработке ртутьсодержащего лома, гаража, административного корпуса, комбината бытового обслуживания, средней школы на поселке Комарова, базы отдыха, нового спортивного комплекса. За пять лет с  1971 по 1975 год комбинат реализовал продукции на 23 млн. рублей больше, чем за предыдущее пятилетие. Ртутное предприятие по результатам производственной деятельности было лучшим в Никитовском районе и в Министерстве цветной металлургии.
 Комбинатский транспортный цех пополнился специализированными автомобилями для наиболее экономичной доставки руды из карьера открытых работ к заводу. Этим машинам под силу было преодолевать затяжной крутой подъем, а на обычных участках доставлять груз с большой скоростью. Так, например, у БелАЗов-549 с пневмогидравлической подвеской колес и трансмиссий с электродвигателями в ступицах ведущих колес запас мощности на тонну массы составлял от 7 до 10 лошадиных сил, а общая мощность - 1050 лошадиных сил. У такого самосвала 80-тонная грузоподъемность. Внушительны и размеры машины. Взрослый человек, ставший рядом с колесом, еле дотягивался рукой до его верхней части - шутка ли 260 сантиметров. На быструю загрузку этих автогигантов были рассчитаны экскаваторы-погрузчики. Гидравлические телескопические цилиндры обеспечивали подъем кузова при выгрузке руды за 20-25 секунд. Кузов из высокопрочной легированной стали не деформировался даже при падении больших глыб и кусков руды. Управление машиной довольно легкое. Многие задавали вопрос, как шины выдерживают невероятную массу. Над этим хорошо потрудились изготовители. В шинах от 24 до 52 слоев корда.

Кроме металлической ртути, Никитовский ртутный комбинат также выпускал различные ртутьсодержащие сплавы, продукцию для военно-промышленного комплекса. Основная специализация - производство серебренной и медной амальгамы, катализаторов на основе хлорида ртути, электронно - ртутных дозаторов, ртутной мази, изготовление положительных пластин для аккумуляторов торпед (цех сплавов «АНОД»).
Строительство цеха "АНОД"
Полузаброшенная территория бывшего цеха «Анод». 2009г.
В 1980-х годах в состав Никитовского ртутного комбината был включен Краснодарский рудник, как однопрофильное предприятие. Рудник разрабатывал с 1970-х годов небольшое по запасам Сахалинское месторождение ртути на Северном Кавказе, Абинский район, Краснодарский край. Месторождение разрабатывалось карьером (бедные руды) и штольнями - богатые руды. В настоящее время месторождение законсервировано. Сейчас на базе бывшего металлургического завода Краснодарского рудника организованно предприятие ЗАОНПП «Кубаньцветмет» (г. Абинск, Краснодарский край), занимающееся переработкой ртутьсодержащих отходов.
Вырезка из газеты "За ртуть" 1980 годов.
В 1981 году Комбинат награждён орденом Трудового Красного Знамени.
Самый высокий показатель по возгонке ртути в 80-е годы был достигнут в 1981 году - 613 тонн, затем (в округлении) последовательно по годам: 559, 544, 533, 547, 555, 556, в 1988 году - 460, в 1989 - 558. С этого времени началось неуклонное падение основного производства, Потребители снижали закупки продукции В 1990 году металлургический цех выдал гидраргирума по сравнению с предыдущим на 105 тонн меньше. Произошли весьма неприятные события, были отмечены случаи выноса ртути за пределы металлургического цеха с разливов возле жилых домов по улице Шашурина.
Наметившееся в конце 80-х годов падение производства «живого серебра» продолжалось (в округлении): 1991г. - 412 тонн, 1992-й - 333. Это куда бы еще не шло, терпимо, хотя как сказать... Совсем снизилась возгонка в 1993-м - 150 тонн. Это уже явный сигнал тревоги. Идем дальше: 1994-й - 42. Несколько поднявшись в 1995-м - почти до 93 тонн, выплавка снова испытала падение в 1996-м, прямо таки обвальное - до двух с половиной тонн! Причина в том, что прежние потребители снижали закупки продукции до минимума или вовсе отказывались от нее в связи с остановкой своих предприятий или отсутствием финансовых средств. Из производства выводились основные печи, в том числе кипящего слоя, что в свое время обеспечило комбинату второе дыхание. Ртуть в незначительных количествах получали при извлечении металла из отслуживших свой ресурс ртутьсодержащих осветительных ламп и некоторых приборов. Но продолжим статистику: 1997 год (здесь и дальше уже не в тоннах - в килограммах) - 4086, 1998 -6024, 1999 - около 8000. Почти всему двухтысячному коллективу шахтеров, механизаторов, металлургов пришлось пополнить армию безработных. В штате были оставлены только бригады, занимающиеся откачкой шахтных вод, чтобы не допустить их поступления в соседние угледобывающие предприятия. Такое же положение создалось и в когда-то самом рентабельном и прибыльном цехе сплавов «Анод», Вслед за основными цехами прекратило работу огромное тепличное хозяйство, свиноводческий комплекс, пришлось продать благоустроенную базу отдыха на Черноморском побережье Кавказа, могучие БелАЗы...
7  мая 1996 года постановлением арбитражного суда Никитовский ртутный комбинат был признан банкротом.
В 1999 году положение было временно облегчено выделеним из госбюджета 500 тыс. гривень, позволившем погасить рабочим задолженность по зарплате за четыре месяца, за два инвалидам-регрессникам и оплатить часть потребленной электроэнергии. Металлургический цех (завод) и «Анод» стали дочерными предприятиями ртутного комбината - «Меркурием» и «Сплавом». В конце 2000 года «Меркурий» был преобразован в ООО «Никитртуть».

Разрушенный металлургический цех Ртутного комбинат, 2008г.
На сегодняшний день предприятие ООО «Никитртуть», на базе ртутьсодержащих отходов Никитовского ртутного комбината, производит ртуть металлической следующих марок: Р-0, Р-1, Р-2. Помимо ртути, предприятие производит переработку ртутьсодержащих отходов, аккумуляторов, люминисцентных ламп ит.д.
В будущем планируют организовать производство щебня, для чего сырьём послужат отвальные породы от разработок ртутных карьеров. Также руководитель М.И. Ханин утверждает, что производство щебня из отработок ртутного комбината абсолютно безопасно. Так как выработки абсолютно не содержат металлическую ртуть, а сульфид ртути при соблюдении определённых технологий полностью испаряется.
Административное здание "ООО Никитртуть"
 Источники:
1. ІСТОРІЯ ГОРЛІВКИ в документах і матеріалах. Частина перша. Видання друге, виправлене
2. П.И. Жеребецкий. "Горловка". 2001г.
3. П.И. Жеребецкий. "Живое серебро" Донбасса. 2005 г.
4. Материалы с сайта http://www.gorlov.biz/
 6. Заводская газета "За Ртуть" 1970-1980 гг.
7. Архивные материалы и фотографии из личной коллекции Степана Кургана

Никитовское ртутное месторождение. Часть 1. Геология рудного поля
Никитовское ртутное месторождение. Часть 2. "Ртутное дело А. Ауэрбахъ и К°"
Никитовское ртутное месторождение. Часть 3. Никитовский ордена Трудового Красного Знамени ртутный комбинат
Никитовское ртутное месторождение. Часть 4. Шахта 2-бис
Никитовское ртутное месторождение. Часть 5. Карьер "Чегарники"
Никитовское ртутное месторождение. Часть 6. Карьер "Западное Замыкание"
Никитовское ртутное месторождение. Часть 7. Карьер "Железнянка"
Никитовское ртутное месторождение. Часть 8. Карьер "Полукупол Новый"
Никитовское ртутное месторождение. Часть 9. Карьер "Черная Курганка"
Никитовское ртутное месторождение. Часть 10. Металлургический цех

Комментариев нет:

Отправить комментарий